Об Америке в Центральной Азии

17 ноября 2014 / 12:19
5211
Публикации

«Саясат» продолжает рубрику «Казахстан глазами зарубежных экспертов». Сегодня своим мнением делится Фредерик Старр, директор американского Института Центральной Азии-Кавказа, Университет Джона Хопкинса.

Насколько актуально центральноазиатское направление в текущей политике американского правительства? 

Есть мнение, что Соединенные Штаты «уходят» из Центральной Азии. На фоне последнего десятилетия это действительно факт и в некоторой степени это стало отголоском событий в Афганистане. Но теперь, когда Афганистан переизбрал президента и стоит на пороге нового этапа истории, мне кажется, что Соединенные Штаты пересмотрят отношение к вашему региону. Я уверен, что американскую политику в регионе ждет перезагрузка. На мой взгляд, станет неизбежным возвращение к политике, которую Америка проводила в конце прошлого столетия. То есть, подчеркивать важность суверенитета и независимости, а также проводить экономические и политические действия, которые поддерживают такие принципы. Мне кажется, такой поворот неизбежен. Во-первых, Америка признает важность Центральной Азии как одного из центров ислама, но проводящую светскую политику. И это чрезвычайно важно. Речь не только об умеренности, я говорю о важности светскости, особенно в сравнении со Средним Востоком. На этой основе можно ожидать более глубокого признания Центральной Азии со стороны Америки. Во-вторых, Центральная Азия – это большой регион. И есть серьезные опасения, что текущая стабильность региона, основанная на внешнем факторе, искусственна и не долгосрочна. В конце концов, это доказывает история региона. Америке, Западу и всем друзьям Центральной Азии важно подчеркивать возможность региона обеспечивать внутреннюю стабильность. И это не направлено против кого-то. Внутренняя стабильность должна быть в любом регионе, в любой стране. Поэтому необходимо как можно больше подчеркивать и поддерживать экономику. Это первое. Надо открыть как можно больше контактов в области образования, культуры, знаний. А также развивать официальные контакты. Я часто говорю, что Казахстан это страна без голоса за границей. Слышно только голос президента. Это хорошо, но не этого мало. Поэтому новый этап контактов требует новых подходов с обеих сторон.        

Как известно, у американской стороны есть определенные требования к уровню демократии, от которого зависит развитие двусторонних отношений. Как эти требования отразятся на новой фазе казахстанско-американских отношений?

Я всегда подчеркиваю, что демократия – это не отвлеченная цель, которую вы достигаете или не достигаете. Самый важный вопрос в направлении эволюции, в том, как идет развитие ситуации, к примеру, сегодня она лучше или хуже, чем вчера. Другим словами, мне кажется, что американцы готовы оценивать ситуацию в области демократии на основе направления развития, чем придерживаться абсолютного уровня. Это очень важно с нашей стороны. В то же время ваши официальные лица не могут свободно говорить о своих тревогах. И мы понимаем, почему так происходит. Но мне кажется, что уровень и глубина отношений между Казахстаном и Западом зависит от взаимопонимания. На этой основе можно договориться. Но если Казахстан не готов прямо говорить и действовать, то Запад не может говорить о сотрудничестве в других областях.

Есть мнение, что приход США всегда сопровождается цветными революциями, по крайней мере, на постсоветском пространстве.

Это пропаганда вашего северного соседа. И надо отметить, что такие тревоги присутствуют как здесь, в Астане, так и в Ташкенте. Но это не так. Некоторые считают, что американцы сделали революцию роз в Грузии. Я немного знаю грузин и я уверен, что никто не может сказать, что им делать.     

Последние несколько лет на постсоветском пространстве активизировалась геополитическая борьба. Выражением этого является портфель проектов предлагаемых Казахстану – Евразийский Экономический Союз, Экономический пояс Великого Шелкового Пути, Новый Шелковый Путь, Соглашение о расширенном сотрудничестве с ЕС…

Я уважаю центральноазиатские страны, которые стремятся присоединиться ко всем внешним организациям. Это тоже самое, что иметь как можно больше кредитных карт. То есть, когда есть выбор – это всегда хорошо. И я уверен, что будут инициироваться новые проекты. К примеру, как Евразийский Экономический Союз совпадает с интересами Китая или что будет, когда Казахстан станет членом ВТО? К сожалению, Владимир Путин смотрит на интеграцию как на средневековые союзы, которые должны быть вечными и безальтернативными. И мне кажется, с вашей стороны очень важна гибкость.   

Не приведет ли конкуренция проектов к той ситуации, которая произошла в Украине, где так же была дилемма о выборе вектора развития?

Ситуация в Украине очень серьезная. Более серьезная, чем события 2008 года в Грузии. Если возможно аннексировать территорию соседа, то эти же действия возможны по отношению и к другой стране. Это значит, что не только России, но и другим странам можно «забирать» территории. Но международная система основана, прежде всего, на стабильности границ. И очень жаль, что Казахстан и Центральная Азия чувствуют последствия санкций. Но это неизбежно и является результатом специфических действий России, точнее нынешнего режима Путина. Осетия, Абхазия, Крым, юго-восток Украины – это уже довольно серьезный список.     

Как в США оценивают внешнюю политику Казахстана?

Соединенные Штаты уважают сложность географического положения Казахстана, признают важность положительных и стабильных отношений между вами и вашими двумя соседями. Приоритетность вашей внешней политики неизбежна. Мы это признаем и уважаем. При этом и в Америке, и в Европе есть готовность сотрудничать с Казахстаном в данных условиях. Но мне кажется, что успех наших взаимоотношений зависит от искреннего взаимопонимания.

Что конкретно несет американский проект «Новый Шелковый Путь» для Казахстана?

Для начала отмечу, что в разработке этого проекта с первого дня участвовал Касымжомарт Токаев. Девять лет назад в Кабуле прошла конференция посвященная «Новому Шелковому Пути» по итогам, которой была издана большая книга, и в ее написании принимал участие Токаев. И надо сказать, что новая американская политика в регионе основывается именно на этой книге. То есть, с самого начала этот проект имеет штамп Астаны. 

Есть три больших коридора через Евразию. Северный путь ведет в Россию. Средний путь – это коридор между Китаем и Европой. Южный путь связывает Индию и Европу.  Цель же «Нового Шелкового Пути» достаточно простая – открыть южный коридор для Центральной Азии, а Афганистану открыть северную и западную «дверь». И это не направлено против кого-то, это выгодно всем, особенно Афганистану, поскольку дает постоянный источник доходов и соответственно, позволяет обеспечивать стабильность в этой стране. Поэтому можно сказать, что горизонты сотрудничества большие, а существующие проблемы, несмотря на всю их сложность, преодолимы. И уже сегодня идет большая работа, построены новые железные дороги, налаживается торговля с постоянно растущим объемом. Повторюсь – это выгодно всем и не направлено против кого-то.   

 

Записал Бауржан ТОЛЕГЕНОВ


Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане