Ярослав Разумов: «Мы подошли к важной и трудно прогнозируемой повестке»

13 января 2015 / 8:50
2843
Публикации

Почти весь 2014 год внимание казахстанской общественности было приковано к трагическим событиям в Украине. Оно и понятно: Казахстан активно влился в урегулировании конфликта между Западом и Россией. Но при всей драматичности международной повестки незамеченными остались сугубо региональные процессы. Известный казахстанский политический обозреватель Ярослав Разумов считает, что ни Россия, ни Китай в среднесрочной перспективе не представляют угрозу для безопасности Казахстана. Какую угрозу ожидать Казахстану и главное - откуда, рассказал в интервью «Саясат» г-н Разумов.

Ярослав, недавно вы провели заседание дискуссионного клуба, затронули вопросы развития казахстанской журналистики. Можете рассказать, каково, на ваш взгляд, качество и состояние аналитической журналистики?

На мой взгляд, с этим у нас в Казахстане сейчас ситуация не лучшая, как в принципе с любой качественной аналитической продукцией. Но начнем с того, что все практикующие журналисты знают, что у нас очень узок круг экспертов по какой-либо теме.

По моим оценкам, если собрать тех, кто мыслит компетентно, оригинально, не ангажировано, что чрезвычайно важно, то от силы человек 30 соберется среди экономистов, политологов, специалистов по военным вопросам, по Китаю и др. И как бы не звучало прискорбно, но ситуация не меняется, что самое малоприятное.

В советские времена казахстанское интеллектуальное пространство было периферийным. В постсоветское время ситуация принципиально не изменилась. Если конкретно перечислять имена, то выйдет скромный список, в основном состоящий из людей старой советской закалки. Молодые тоже есть, но их не так много. К сожалению, у нас не сложился серьезный слой аналитиков.

Есть только три субъекта, которые заинтересованы в развитии аналитики – государство, бизнес, гражданский сектор. Ее уровень зависит в первую очередь от государства или крупного бизнеса. Наверное, в очень богатых странах с развитыми общественными институтами «заказчиками» качественной аналитики могут быть и институты гражданского общества – Общественные фонды, НПО, которые еще занимаются как раз аналитическим сопровождением. Но это не про Казахстан, к сожалению.

Низкий уровень профессионализма управленческой элиты тормозит развитие аналитики. У нас в основном во власти тактики, а не стратеги: « Сегодня решить ту или иную проблему», а какой ценой для завтрашнего дня – это никого не интересуют. Примеров тому много. Для людей, которые находятся у руля политадминистрирования, серьезные аналитики – это скорее конкуренты, которые очень неудобны.

Да - периодически появляются инициативы – создать какой-нибудь аналитический центр или институт. И, как правило, дальше инициативы дело не доходит. Возможно, примерно этой проблематике будет посвящено одно из ближайших заседаний дискуссионного клуба, с которого вы начали нашу беседу.

По большому счету из серьезных центров сейчас можно назвать только КИСИ, ИМЭП, институт экономики при бывшей АН РК.

Я постоянно смотрю российский телеканал РБК и поражаюсь количеству аналитических групп или организаций в России. Какую бы тему они не взяли, всегда есть эксперты, готовые обсудить ее на достаточно квалифицированном уровне. Не берусь судить о правильности выводов и тезисах российских экспертов, но наличие различных мнений вызывает уважение.

Что касается ситуации в Казахстане, то тут остается несколько пожеланий.

Если аналитики не одобряют политические процессы или решения, то их не надо гонять или топтать. Их  надо слушать. Это хороший признак зрелости политической элиты.

Во-вторых, качество образования. Ни для кого не секрет, что в Казахстане наблюдается тенденция тотальной деградации как начального, среднего, так и вузовского и послевузовского образования.

Мне есть, что сказать о качестве казахстанских журфаков. Сам я всегда критически относился к ним. Учебу там добрым словом поминать не приходится, но то, что сейчас там, - это еще хуже. Аналогичная ситуация и на факультетах истории – институтах, формирующих будущих аналитиков. Могу представить и то, что происходит на социологических и экономических факультетах. Да об этом многие эксперты публично говорили! А без хорошего базового образования – о чем говорить?

Иными словами, если нет аналитики, то и аналитической журналистике не из чего произрастать.

Аналитику не создали, а пропагандистский аппарат - да. Он работает эффективно. Десять раз скажи сахар, во рту слаще не станет, но если сто раз скажешь что у нас все хорошо, то на 101 раз многие поверят без должного уровня критичности, что все на самом деле хорошо. И как следствие вот этого положения у нас у очень большей части общества, по моим ощущениям, чрезмерно позитивистский взгляд на современную систему госуправления, ситуацию в экономике, перспективы всего этого.

До сих пор можно встретить людей, которые уверены, что Казахстан – это второй Кувейт, хотя, казалось бы, последние 20 лет это уже неоднократно опровергали. При таких общественных настроениях, здоровой критичности трудно появиться, появляется критиканство.

Иногда есть попытки исправить ситуацию, проводятся круглые столы закрытого или полузакрытого формата. «Брейн сторм» – это хорошо, но это не компенсирует общую ситуацию, потому что это разовая акция. Она проводится бессистемно, это не решает задачи в целом.

Какую роль играют дискуссионные клубы в Казахстане, по-вашему? В прошлом году было проведено множество различных круглых столов, появились новые дискуссионные клубы, один из которых вы и возглавили.

Прежде чем ответить на ваш вопрос, хочу отметить вот что. Было немало стебу в интернете, что Разумов назвал клуб «имени себя любимого». Сделаю официальное заявление: название клубу давал не я. Инициатива исходила от спонсоров.

Дискуссионные клубы в любом обществе, вне зависимости от степени его открытости, от состояния аналитического сообщества, - это, прежде всего, открытая площадка. Не зря их называют открытыми дискуссионными клубами. Цель – как в древних Афинах своего рода Агора или более близкое для нас – «Гайд парк» – площадка, которая открыта для обсуждения какой-либо проблемы. Они нужны в странах, где есть очень свободная пресса.

Дискуссионная площадка - это своего рода информационный «вертикальный лифт», который пронизывает общество снизу до верху. До самого «пентхауса», понятно, он не доходит. Но это не значит, что в элите не слышат, о чем говорят в таких клубах.

В Казахстане такую традицию клубов заложил Нурболат Масанов своим клубом «Политон». У нас и после него были клубы – Айт парк, КИПР. У каждого была своя специфика. Например, Айт-парк мне представлялся чем-то вроде ток-шоу, весьма профессионального. Своя специфика есть у КИПРа, который, к счастью, его коллективу удалось сохранить.

По поводу моего проекта замечу:  если площадка открывается и работает, то значит предложение на этом рынке полностью не выбрано, спрос еще есть. Я думаю, что у нас получается соблюдать те принципы, которые заложил Нурболат, а именно: открытость, привлечение квалифицированных экспертов и безусловная политкорректность. Но насколько это удачный или неудачный проект – судить не мне.

2015 год только начался. Многие эксперты подвели итоги прошедшего года и сделали прогнозы текущий. На ваш взгляд, какая основная политическая повестка в Казахстане будет преобладать?

На мой взгляд, мы подошли к важной и трудно прогнозируемой повестке. Когда я думал над концом 2014 года, то вспомнил писателя Ивана Бунина и его произведение «Окаянные дни» - дневниковые записи времен революции. И у него есть такая запись от 1-го января 1918 года: «Кончился проклятый год, но что же впереди?» Это накануне гражданской войны, накануне ужаса, террора.

Мои внутренние ощущения как раз созвучны с бунинской записью. Прошлый год принес много негативных вещей, среди которых многоплановый и многоуровневый украинский конфликт. Но даже не это стало главным событием минувшего года для Казахстана. Я считаю, что главное событие – падение цен на нефть и последующая реакция на него. По большому счету государство было не готово к тому, как сильно это ударит по Казахстану.

Были оперативные действия – вскрытие Нацфонда, тактические и важные меры. Если провести аналогии, то это напоминает ситуацию с больным человеком, которому устраняют болевой шок – это совершенно необходимая первоочередная мера, но это еще не значит, что его вылечили. Можно временно решить проблемы на валютном рынке но это не решает нашу проблему тотальной зависимости от нефти.

Прошлый год показал, что мы не можем слезть с нефтяной иглы, и наступающий подтверждает это. Было множество программ развития, проектов в предыдущие 10 – 15 лет, но все равно, как и прежде, все зависит от нефти. В прошлом году председатель Нацбанка РК заявил, что до 2017 года хватит ресурсов для поддержания финансовой стабильности, а в 2017 году заработает крупнейшее месторождение нефти Кашаган. То есть вся надежда вновь на нефть. А где остальные проекты? Госпрограмма ФИИР, у которой, в конце концов, уже заканчивается 1-я пятилетка? Речь не идет о каком-то наказании для инициаторов и администраторов программ, не оправдавших надежд, но - необходимо подведение итогов и выводов от работы проектов. Нужен критический анализ, иначе это чревато тем, что такие провалы будут бесконечными.

Отличие начинающегося кризиса от кризиса 2007 или 1998-99 в том, что мы жили долго в периоде высоких цен на нефть. С начала прошлого десятилетия цены только росли. Потом был небольшой спад, а потом снова росли. Получается, они росли более 10 лет. Был огромный приток финансовых ресурсов, хорошие рейтинги... И за это время мы не смогли диверсифицировать свою экономику! Хотя бы немного, чтобы снизить зависимость от экспорта нефти. Почему вся многолетняя экономическая благодать не была эффективно инвестирована в развитие внутренней перерабатывающей промышленности, сельского хозяйства? Положение с производством бензина в Казахстане – это «вишенка на торте», которая иллюстрирует всю ситуацию в стране.

А сейчас предстоит период длительных низких цен на нефть. Может быть не катастрофических, может быть не 20 долларов за баррель, но и не 100. Да, есть какие-то резервы, которых возможно хватит на обозримую перспективу. Год – два, а дальше что? Это уже большой вопрос. Что делать дальше? Вот так мы пришли к 2015 году.

С 1991 у нас не было такой ситуации как та, к которой мы сейчас подходим. Нужно осознать, что старые методы решения экономических проблем не работают. Надо осмыслить, почему у нас не получилось диверсифицировать экономику, хотя ясно, что снять за 10 лет Казахстан с нефтеиглы невозможно. Речь не об этом. Речь о том, что не была ослаблена эта зависимость за все это время. Что мешало развивать собственную промышленность или альтернативные способы энергетики?

Вот эти проблемы будут «давить» на политическую, и всякую иную, повестку этого года. И последующих.

На какие еще проблемы стоит обратить внимание, на взгляд?

Еще есть проблема, которая находится на периферии общественного внимания. Речь идет о наших южных соседях.

Потенциальными внешними угрозами чаще всего называются – Россия или Китай. На мой взгляд, ни Китай и ни Россия в среднесрочной перспективе угрозы для безопасности, стабильности в Казахстане не представляют.  

К югу от нас находятся соседи, которые испытывают гигантский демографический рост. А социально-экономические процессы там идут без особого позитива. Мы наблюдаем картину, которую можно сравнить с тем, что было в странах Магриба или Африки южнее Сахары. Проблемы там решаются выплеском людей внешней эмиграцией. В этом случае основной реципиент - Европа. К каким процессам это приводит, видно. А если проецировать европейский опыт на нас, то становится совсем не весело.

Демографическая экспансия к нам – это, на мой взгляд, вопрос недалекого будущего. И несомненно, вопрос, который необходимо поднимать уже сейчас. Кто-то из граждан соседних стран будет стремиться  обосноваться у нас, кто-то использовать Казахстан как транзитный коридор. Главное, что мотив двигаться на север от своих родных стран у них будет сильный и объективный.  

Здесь стоит упомянуть евразийскую интеграцию. У нас, как известно, есть часть интеллигенции, которая воспринимает ее враждебно, как опасность для Казахстана. Я считаю, что и негативный эффект от нее, и позитивный сильно преувеличены. Но вот расширение интеграционных процессов в нашем регионе действительно может быть опасным.  

Насколько внутренне стабильны новые «союзники»? Что будет, например, если повторятся ошские события в Кыргызстане? Ведь будет вынужденная эмиграция ошан в ближайшие спокойные государства, в числе которых Казахстан. Но готовы ли южные города республики принять, к примеру, 100 тыс. беженцев? Вряд ли. К сожалению, я нигде не вижу в нашем дискурсе зачатков обсуждения этой проблемы. А если и  обсуждается, пусть и на закрытом уровне, то где какие-либо действия?

Если вернуться к повестке текущего года, то необходимо отметить вот что:  мы вступаем в период, когда, к сожалению, будет длительное время существовать угроза одновременной активизации нескольких серьезных проблем. Это и низкие цены на нефть, и политико-имиджевый ущерб от провала Кашагана, и сложности с интеграционными процессами, и непредсказуемость процессов у наших южных соседей, в том числе и с учетом афганского фактора. Не говоря уже об известных наших внутренних вопросах, на которые сейчас нет ответа. 

Я для наглядности люблю примеры «из жизни». Представьте: у человека вдруг обострилась тяжелая болезнь, и при этом появился старый кредитор и требует вернуть долг, еще начались проблемы с домовладельцем – все разом повалилось. Что делать человеку? В первую очередь он должен подумать, как быть, как неверными шагами не усугубить проблемы. Вот также и нашему обществу и государству.

 Нам надо не допустить эскалации какой-либо проблемы в обществе в любом формате: социальном, политическом, межнациональном и др. Надо стараться сглаживать такие проблемы, но! - не так, как это привыкли у нас делать, замалчивая или забалтывая их (мантрой о сахаре).

Возможно, это вызовет улыбку у многих, но отмечу, что нужно вырабатывать форму общенационального диалога всех более или менее значимых сил. Нужно не давить какие-то оппозиционные партии, разумеется, это не об экстремистских. Нужно стараться вовлекать их в широкий диалог, и создавать почву для сотрудничества, а не конфронтации. Сейчас властям не надо делать акцент на репрессивных мерах в отношении оппозиции в широком смысле. Тут мы вновь приходим к вопросу коррупции и слабом администрировании, но это надо осознать, потому что дальше жить по тем лекалам, по которым мы жили 20 лет, будет невозможно. Может быть не в начале 2015 года, а в конце или вначале 2016 цена на нефть снова вырастет, но это, скорее всего, будет опять лишь «передышка».

Я всегда интересовался российской революцией 1917 года, а сейчас в связи с тем, что подходит ее столетие и немало параллелей вокруг видится, стал еще более интенсивно ее изучать. Элитные слои тогда не смогли вовремя оценить реалии и пойти не на конфронтацию друг с другом, а на компромиссы. В итоге пришли к власти люди, которых никто не ожидал. И устроили дичайший террор. Эта схема смены власти всегда возможна.

Записал Халил МУКАНОВ


Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане