Ауызашар от чиновников - это инструмент PR или средство для диалога?

28 июня 2016 / 21:26
3433
Публикации

Социальные сети пестрят фотографиями с ауызашаров, или, как сейчас их называют – ифтаров, - от известных общественных и политических деятелей. «Саясат» поинтересовался у известных медиа-лиц казнета: фотографии с ауызашара - это инструмент самопиара или механизм для обратной связи и диалога?

Сырым Абдрахманов, общественник: «Лично я приветствую ситуацию, когда человек в рамках этических норм выставляет фотографии с ауызашара. Более того, я склонен к тому, чтобы арабские слова не применялись в нашем казахском менталитете. Например, ифтар – ауызашар и другие элементы, потому что где-то мы берем у запада, где-то у востока, и потом - каждое направление должно быть использовано с учетом нации и ментальности, традиций, истории, культуры.

В фотографиях, которые постятся в социальных сетях, ничего страшного нет. Я не понимаю людей, которые критикуют, задаются вопросом: зачем показывать себя, что ты делаешь и др.  Мне кажется, надо говорить во всеуслышание о благих делах, о помощи людям, об ифтаре с участием нуждающихся. Говорят же – пример заразителен. Чем больше мы будем говорить о позитивных моментах, ифтаре, тем больше это будет восприниматься как воспитательный процесс. И, несмотря на критику, все равно люди психологически подходят к этому, привыкают. Поэтому я только за то, чтобы о хороших вещах узнало как можно большее число людей».

Оркен Кенжебек, блогер: «Я не вижу самопиара в ауызашаре. Рамадан – это священный месяц, когда и бедные, и богатые, власть имущие и простые люди равны, поскольку все голодны.

Хотя лично я критично отношусь к публикации фотографий в соцсетях. Мне кажется, вместо фотографий лучше выкладывать произнесенные на ауызашаре слова, пожелания, наставления, а то получается, что ауызашар проводится только для того, чтобы показать, что людям интересно только покушать и попить. Получается, что социальные сети запоминают только недоеденную еду, таким образом, портится позитивная тенденция, связанная с ауызашаром.

С другой стороны, я знаю, что в том же Узбекистане и Таджикистане запрещена практика проведения ауызашара чиновниками и даже простыми людьми. Там нельзя собираться в кафе людям по этому поводу, отчего многие проводят мероприятие у себя дома. У нас в Казахстане к этому толерантное отношение, не боятся этого. Поэтому у меня позитивный настрой к ауызашару».

Артур Нигметов, политолог: «Сложно оценивать какие мотивы у того или иного человека перед тем, как он организовывает ауызашар. Думаю, что тут есть две крайности. Во-первых, это мусульманский долг – накормить людей во время ауызашара. Это то, что делается в силу религиозных чувств. Второй момент заключается в том, что ауызашар – это удобный момент пригласить людей, пропиариться, проявить себя как коммуникатора, укрепить и наладить связи, познакомиться с некоторыми людьми, а это могут быть лидеры общественного мнения, журналисты или люди из властных структур. Но я не могу сказать однозначно и категорично, что такие цели преследуются. У многих могут быть искренние пожелания, а кто-то может свои корыстные цели преследует. Все по-разному воспринимается.

Но нужно ли это афишировать, что мы сидим за одним столом и постить это в социальных сетях? Я думаю, что это право каждого, но, тем не менее, контакт с религией - это ведь вопрос интимного характера. Более того, во время Рамадана, мне кажется, следует заниматься как раз благотворительностью (вообще ей следует заниматься круглый год и не только в такое время), это будет более приоритетным, чем то, что мы наблюдаем в социальных сетях».

Айдар Махметов, директор по внутренним и внешним коммуникациям ФНБ «Самрук-Казына»: «Вопрос не простой. Все-таки все вопросы касательно веры – это вопросы внутреннего плана, личного характера. Я к таким вещам отношусь спокойно, не критикуя. Если кто-то считает нужным публиковать фотографии, то почему бы нет?

Но госслужащим в таком случае, может быть, лучше руководствоваться этикой поведения. Мне кажется, что им стоит осторожнее подходить к публикации своих фотографий, изображений личного характера. Любая фотография обязательно найдет отклики, причем не всегда положительные. Поэтому госслужащим надо думать несколько раз и в целом смотреть на то, что они собираются запустить, чтобы не вызвать двойные толкования.

С другой стороны, это личное дело каждого: кто-то хочет, кто-то не хочет публиковать фотографии, тут ведь может быть так, что кому-то хочется показать окружающим, что он, скажем так, проявляет социальную активность, накрывая стол для социально уязвимых слоев населения.

В то же время кто-то рассматривает это как пиар или самопиар, или пиар на почве религии. Это зависит от подачи самой новости. Если она подана красиво и информативно, то ничего такого предосудительного я не вижу. Разумеется, если в ней проглядываются элементы того, что кто-то хочет просто пропиариться, то это вызовет скрытый негатив, чем какие-то положительные отклики».

 

Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане