Процесс пошел. Астанинский

20 января 2017 / 1:10
3620
Публикации

23 января в Астане состоятся мирные переговоры сирийской оппозиции и представителей президента Сирии Башара Асада, а также всех заинтересованных сторон – геополитических игроков. Казахстанские эксперты рассказали «Саясат», какую роль и значение в этих переговорах играет Астана, а также оценили перспективы урегулирования сирийского конфликта.

Анна Гусарова, руководитель Центрально-азиатского института стратегических исследований: «Астана как диалоговая площадка зарекомендовала себя давно достаточно успешно. В Астане обсуждались очень острые вопросы международной безопасности на протяжении последних лет семи. И именно как площадка Астана хороша, остужает пыл участников этого диалога, конфликта или же вопроса. Другое дело,  говорить и оценивать итоги этих диалогов и встреч на высшем уровне. Без особых прорывов и достижений - это тоже неплохо, главное что результат не ухудшил первоначальное положение дел. Сейчас статус непостоянного члена СБ ООН просто обязывает Астану и казахстанский МИД еще больше активизировать работу в этом направлении.

Что касается перспектив сирийских переговоров, то не стоит строить планы и чего-то ждать. Встреча станет сверкой часов по некоторым особо важным вопросам как двустороннего, так и многостороннего формата. Кроме того, сложно говорить о перспективах, когда еще не понятно, кто конкретно будет участвовать и какого уровня участники будут. Если приедет Трамп, риторика и повестка будут заметно расширены, и это было бы интересно. А если приедет его советник по нацбезопасности Флинн, будет не менее интересно, но уровень не тот. Сейчас сложно сказать, скольких зайцев (а их здесь не два, а значительно больше) удастся убить всем и каждому по отдельности в Астане».

Аскар Нурша, координатор проектов по внешней политике ИМЭП, кандидат исторических наук: «В целом этот вопрос следует рассматривать с двух точек зрения. Первое – в контексте статуса Казахстана как непостоянного члена Совбеза ООН. Этот фактор будет оказывать решающую роль для участников переговоров. ООН считает данные переговоры как составную часть мирного урегулирования, которое реализуется на женевской площадке.

Второй момент связан с тем, что проведение переговоров по Сирии в Казахстане подтверждает роль Астаны как одной из важных диалоговых площадок на Евразийском континенте. Её деятельность способствует активизации процессов мирного урегулирования по ряду ключевых региональных конфликтов.

Продолжение усилий Казахстана, направленных на формирование безопасного геополитического окружения, и снижение уровня конфликтности в глобальной и региональной политике, в том числе между ключевыми геополитическими партнерами Казахстана, - всё это говорит о том, что это является не разовым мероприятиям, а является составной частью системной политики Казахстана. Скажем, одним из ключевых внешнеполитических приоритетов страны.

Предстоящие переговоры охватывают один из сегментов этого переговорного процесса. Предположу, что на женевской площадке разгорится дипломатическая борьба между Россией и странами Запада, и Ближнего Востока. На этой площадке России сложно найти понимание своих позиций. Особенно по вооруженным формированиям, оппозиции и террористическим организациям на территории Сирии.

Астанинский процесс предоставляет России, с одной стороны, провести переговоры на нейтральной территории, с другой – согласовать и консолидировать позиции, укрепить свой переговорный статус, и противодействовать попыткам перехвата у них инициативы. Можно отметить, что кандидатура Астаны в качестве площадки для переговоров по Сирии не встречает серьезных возражений у Западных стран. В первую очередь у США, которые рассматривают данный вопрос в более широком стратегическом контексте расклада сил на евразийском континенте, а на казахстанском направлении – обеспечить дальнейшее вовлечение страны в процесс диалога с Западом, причем выходя за рамки чисто регионального дискурса именно по международной проблематике. Всё это должно служить задаче по поддержанию Казахстаном интереса в развитии взаимодействия с Западом по стратегическим вопросам, и предотвращению сползания республики в орбиту влияния России и Китая».

Лидия Тимофеенко-Пархомчик, эксперт института Евразийских исследований: «Это не первый случай для Астаны, которая поддерживает статус инициатора и медиатора по разрешению международных конфликтов. Мы имели опыт проведения переговоров по иранской ядерной программе. Что касается предыдущих переговоров сирийской оппозиции, то тут не было какого-то логического завершения в виде подписания какого-либо договора.  То есть были консультативные переговоры. Поэтому здесь мы не можем говорить о долгоиграющих результатах.

Немаловажно отметить то, что предстоящие переговоры будут существенно отличаться от прошедших. От астанинского процесса мы ожидаем большего, потому что состав участников расширен, обсуждаются различные варианты, кто будет. Но, тем не менее, статус отличается, что позволяет сделать некоторый задел, который мы будем видеть по окончанию переговоров.

Сам факт того, что они будут, уже говорит, что  Астанинская площадка является перспективной площадкой в собирании конфликтующих сторон при нейтральном статусе страны, тем более мы всегда себя позиционировали как медиаторы. Но надо заметить, что когда мы говорим об этом, то мы говорим не только об успехе страны, но и об успехе главы государства, который реализует эту политику».

Фарход Аминжонов, политолог: «Проведение переговоров в Астане хорошо вписывается во внешнюю политику Казахстана, - единственной страны ЦА, которая старается быть активной на международной арене. Тем более Казахстан сейчас непостоянный член в Совбезе ООН. Как нейтральная сторона, которая не замешана в сирийском конфликте, Казахстан – это идеальная площадка для проведения переговоров. Но пока трудно говорить о том, к чему может прийти астанинский процесс. Учитывая, что они могли всё сделать по телефону, уже только это говорит о том, что к площадке есть большой интерес.

С политологической точки зрения я бы критично подошел к вопросу этой активности. Учитывая нейтралитет с другими странами ЦА, финансовые возможности, геополитический вес, я думаю, что Казахстан мог бы попытаться решить такие проблемы ЦА, как трансграничные реки, вопросы энергетики, логистики, социальный обмен, приблизить наши страны, то есть акцентировать своё внимание на региональных вопросах, нежели международных».

Рустам Бурнашев, политолог: «Дело в том, что Астана уже не в первый раз становится площадкой для таких переговоров. С этой функцией площадки Астана справляется без проблем. В стране и в городе есть условия для дипломатической работы. Это мы можем судить по предыдущим переговорам.

Перспективы предстоящего астанинского процесса пока оценивать сложно. Мы не можем говорить о полном перечне участников этих переговорах. Поэтому любой эксперт будет находиться в ситуации неопределенности при комментировании этого вопроса».

Бурихан Нурмухамедов, директор института национальных исследований: «Что касается роли Астаны, то я оцениваю её достаточно высоко в роли медиатора. С учетом того, что все страны, так или иначе, оказались участниками тех или иных событий. А это может быть Кавказ, Ближний Восток, ЦА, страны не входящие в состав бывшего СССР, это события в Афганистане, Ираке. В этих регионах столкновения или противоречия различных стран могли бы находить площадку, на которой могли бы вести переговоры. Казахстан как раз подходит как нельзя лучше, с учетом его политической репутации и репутации его президента Нурсултана Назарбаева.

Перспективы переговоров достаточно сложные, потому что позиции достаточно противоречивые. Говорить об успехах тоже  трудно. Но сам факт астанинского процесса является очень позитивным признаком.

Для сравнения. Очень часто в Европейской части такой страной выступает Швейцария – площадка для переговоров. Мы знаем, что по ситуации в Украине и Нагорному Карабаху  - это был Минск. То есть площадка, где можно проводить переговоры. Выбор Астаны говорит о том, что участники переговоров – РФ, Турция, Сирия, Иран - эти страны выбрали географически и политически Астану, потому что она ближе ко всем. Но я бы не стал возлагать большие надежды. Это просто площадка. Не надо думать, что если это будет в Астане, то завтра будет какое-то решение конфликта. Это признание нейтрального характера Казахстана, как беспристрастного участника, который может обеспечить объективность в переговорном процессе».

Данияр Косназаров, аналитик Управления обеспечения качеством и стратегического анализа Университета Нархоз: «Сам факт того, что люди готовы встречаться и смотреть друг другу в лицо - уже хорошо. Важна же не столько площадка, сколько содержание дискуссий и к каким решениям придут стороны. Если в этом направлении будет прогресс, то это и есть самый главный индикатор успешности переговоров и самой площадки».

записал Халил МУКАНОВ


Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане