Шахтерское айкидо

20 декабря 2017 / 11:04
4314
Публикации

Завершившаяся забастовка на шахтах «АрселорМиттал Темиртау» стала третьей за последние 28 лет масштабной стачкой карагандинских угольщиков. За эти годы причины шахтерских протестов не изменились – это условия труда и зарплата. А вот забастовочные поводы эволюционируют. Если в 1989 году шахтеры вышли на забастовку из-за голода, а в 2006 году, после гибели 41 человека на шахте им.Ленина, горняков вывел на площадь страх, то в 2017 году горняки уже осознанно и по-взрослому заявили о своих требованиях. Чем еще удивили шахтеры своей последней забастовкой, а какие «фишки» из своего прошлого опыта они подтвердили на этот раз?

 

Игра на своем поле

Это первая забастовка, которая от начала до конца прошла под землей. Рабочие фактически играли на своем поле, удерживали за собой инициативу, не давая повод для конфронтации с государством, а для повышения договороспособности работодателя был использован дополнительный стимулирующий раздражитель в виде политического момента – забастовка была проведена в преддверии Дня Независимости.     

 

Разделение ответственности      

Отсутствие лидеров – сознательное разделение рабочими общей ответственности, защитный механизм от последующих репрессий. Если в 1989 году из забастовочного движения выдвинулись лидеры, которые затем занимались общественно-политической деятельностью, то в 2006 году публичных вожаков уже практически не было, как не было их и на этот раз. Такая анонимность усиливает эффект толпы, значительно затрудняя переговорный процесс.     

 

Высокая организованность

Обычно плохо организующиеся шахтёры на этот раз показали немецкие стандарты самоорганизованности. При отсутствии единого координационного центра, работу одновременно остановили шахтеры двух смен сразу четырех шахт. При этом, будучи ограниченными в коммуникациях, что связано с нахождением под землей, они также одновременно закончили забастовку.     

 

Широкая солидарность

Профессиональная солидарность с бастующими горняками – это сложившаяся и устоявшаяся практика рабочих угольного департамента АМТ. Но на этот раз забастовка продемонстрировала и общегражданскую солидарность – в поддержку бастовавших рабочих выступили горожане, блогеры, общественные деятели.      

 

Забастовочное мышление

Шахтерские ожидания о повышении заработной платы и улучшение условий труда в очередной раз были решены не по доброй воли работодателя или принципиальности профсоюза, а самими рабочими и через забастовку. При  этом в четырехугольнике «шахтерский коллектив – профсоюз – работодатель власть» по-прежнему отсутствуют модераторы и коммуникаторы, которые могли бы разрешать трудовые конфликты. Ситуация усугубляется позицией руководства АМТ, в котором нет авторитетных представителей пользующихся и могущих влиять на рабочие коллективы.  

В общественном мнении сложилось представление об аполитичности шахтерских коллективов, поскольку выдвигаемые ими требования из серии «хлеба и зрелищ». Не случайно, в 90-х годах бастовавших горняков называли «колбасниками». Однако, их протестность, зачастую, влияет на общественно-политические процессы, как примеру, это случилось в СССР и в Румынии. Безусловно, прошедшая забастовка отразится на антипротестной политике госаппарата. Прежде всего, потому что забастовка зафиксировала качественные изменения протестного движения. Шахтеры наглядно показали, как в ответ на запретительную политику изменяется модель трудового конфликта.    

 

Бауржан ТОЛЕГЕНОВ

 


Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане