Рейтинг государственных деятелей

23 декабря 2017 / 15:57
1853
Публикации

   

Одним из последних аккордов завершающегося года стали кадровые перестановки, благодаря которым, накануне вступления в следующий политический сезон, в управленческом истеблишменте складывается новая расстановка сил.

На сегодняшний день изменилась позиционная конфигурация в силовом блоке, где прошла ротация руководителей Генпрокуратуры, Верховного суда, Конституционного совета и антикоррупционного ведомства. Кадровая встряска коснулась и хозяйственно-экономический блок – поменялся руководитель фонда «Самрук-Казына», вице-министр-министр сельского хозяйства, освободилась позиция председателя правления нацкампании «ЭКСПО-2017».

Переформатирование кадрового состава не завершилось, и правящая элита находится в ожидании дальнейших пертурбаций.  В свою  очередь «Саясат-Monitoring» провел экспертный замер с целью зафиксировать текущий расклад сил. Респондентам предложено оценить персон, возглавляющих самостоятельные направления госполитики, а также те или иные структуры власти. В качестве оценочных критериев выступили – результативность курируемой сферы и выполнение поручений главы государства. Опрос проведен с 19-21 декабря, в замере приняли участие 17 респондентов, позиционирующихся экспертами во внутриполитических процессах.  

ФИО

Должность

Результативность курируемой    сферы

Выполнение поручений   Главы государства

Итоговое значение

 

 

1

2

3

4

5

6

1

Джаксыбеков А.Р.

Руководитель Администрации президента

9,4

9,5

18,9

2

Сагинтаев Б.А.

Премьер-министр

9,3

9,3

18,6

3

Масимов К.К.

Председатель КНБ

9,2

9,2

18,4

4

Нигматулин Н.З.

Спикер Мажилиса

9

9,2

18,2

5

Токаев К.К.

Спикер Сената

9

9

18

6

Тажин М.М.

Первый заместитель руководителя Администрации президента

8,7

9

17,7

7

Кожамжаров К.П.*

Генеральный прокурор

8,8

8,8

17,6

8

Есимов А.С. **

Председатель правления АО «Национальная компания «Астана ЭКСПО — 2017».

8,5

8,9

17,4

9

Асанов Ж.К.*

Председатель Верховного Суда

8,6

8,6

17,2

10

Мамин А.У.

Первый заместитель премьер-министра

8,5

8,5

17

11

Досаев Е.А.

Заместитель премьер-министра

8,4

8,2

16,6

12

Акишев Д.Т.

Председатель Национального банка

8

8,1

16,1

13

Шпекбаев А.Ж.*

Председатель Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции

8

8

16

14

Жумагалиев А.К.

Заместитель премьер-министра

7,8

7,8

15,6

15

Бозумбаев К.А.

Министр энергетики

7,6

7,5

15,1

16

Шукеев У.Е.*

Заместитель премьер-министра-министр сельского хозяйства

7,6

7.3

14,9

17

Жумаканов В.З.

Помощник президента - секретарь Совета безопасности

7,4

7,3

14,7

18

Мухамедиулы А.

Министр культуры и спорта

7,2

7,1

14,3

19

Абдрахманов К.К.

Министр иностранных дел

7

7

14

20

Абаев Д.А.

Министр информации и коммуникаций

6,9

7

13,9

21

Касымов К.Н.

Министр внутренних дел

6,7

6,6

13,3

22

Бекетаев М.Б.

Министр юстиции

6,5

6,7

13,2

23

Ермекбаев Н.Б.

Министр по делам религий и гражданского общества

6,5

6,5

13

24

Уразалин О.С.

Заместитель руководителя Администрации президента

6,3

6,4

12,7

25

Имашев Б.М.

Председатель ЦИК

6,1

6,4

12,5

26

Абдыкаликова Г.Н.

Государственный секретарь

6

6,2

12,2

27

СулейменовТ.М.

Министр национальной экономики

6

6

12

28

Касымбек Ж.М.

Министр по инвестициям и развитию

6

5,9

11,9

29

Абдибеков Н.К.

Председатель Счетного комитета

5,9

5,9

11,8

30

Султанов Б.Т.

Министр финансов

5,8

5,7

11,5

31

Сагадиев Е.К.

Министр образования и науки

5,5

5,5

11

32

Атамкулов Б.Б.

Министр оборонной и аэрокосмической промышленности

5,4

5,3

10,7

33

Биртанов Е.А.

Министр здравоохранения

5,4

5,1

10,5

34

Жасузаков С.А.

Министр обороны

5

5

10

35

Мами К.А.

Председатель Конституционного Совета

4,8

4,8

9,6

36

Дуйсенова Т.Б.

Министр труда и социальной защиты населения

4,6

4,5

9.1

* оценивались в контексте деятельности на предыдущей должности  

** на момент проведения замера (23.12.2017 назначен председателем правления АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына»)

Экспертные оценки премьер-министра Бакытжана Сагинтаева отличаются диаметрально противоположными мнениями. Для одних респондентов он продолжил «тяжелеть». В этом контексте был трактован прием в Акорде, Стратплан-2025, переговоры с и.о. помощника госсекретаря США, коммуникации с ТНК («ArcelorMittal», «Chevron», «Huawei Technologies», «General Electric», «Rothschild & Co», «Royal Dutch Shell»). Другие эксперты, напротив, считают, что премьер-министр активно торпедируется – «сценарий по возможной отставке сагинтаевского кабмина как-то незаметно и враз прописался в раскладах наблюдателей». Свою роль в этом сыграл президиум НПП, на котором премьер в одностороннем порядке выслушал менторские наставления и болезненные упреки от Тимура Кулибаева («тревожный звоночек для всего госаппарата»). По премьер-министру срикошетила и шахтерская забастовка на «АрселорМиттал Темиртау», а также «оффшорная» критика президента. Но за этим критическим фоном, сложившимся вокруг премьер-министра, отдельные эксперты подметили такое качество Сагинтаева как «умение сглаживать острые ситуации, не обострять ситуацию до критического уровня».    

Спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин вернулся в строй после операции на сердце. Респонденты отметили, что он воспользовался вынужденной медицинской паузой для демонстрации своих «технастроек» («работоспособность, ответственность, преданность»). Это не осталось незамеченным в Акорде, по крайней мере, так респонденты трактовали прием у Назарбаева, который, помимо всего прочего, дезавуировал «прежние разговоры об опале Нигматулина». С выходом спикера в рабочий режим мажилис отыграл потерянные позиции в позиционировании с сенатом и правительством, не сорвал план законотворческой работы.        

Ровная работа сената служит свидетельством того, что ее председатель Касым-Жомарт Токаев отрабатывает закрепленный за ним участок. «Приводным ремнем» продолжает выступать Дарига Назарбаева, с приходом которой верхняя палата повысила индексы во внутриаппаратных раскладах. Сам же спикер закрепился в твиттер-сегменте, став главным юзером в управленческом истеблишменте («со своего аккаунта он громче и чаще «стреляет», чем с сенатской трибуны»). Эксперты также отмечают, что г-н Токаев продолжает использовать свой прежний внешнеполитический опыт, повышая востребованность.

Вместе с мандатом в Генпрокуратуру Кайрат Кожамжаров получил признание своей эффективности в антикоррупционном ведомстве. Даже после проведенного при Асанове функционального самоограничения прокуратура сохранила эксклюзивные компетенции и особую роль в правоохранительной системе. А это позволяет Кожамжарову развернуться под свои масштабы. Респонденты ожидают, что прокуратура вернётся к ястребиной политике, дух которой близок большей части прокуратуры («тот случай, когда ожидания аппарата и интересы руководителя пересекаются»). При этом, эксперты считают, что Кожамжаров выступит в роли стабилизатора и призван укрепить корпоративность прокуратуры, пострадавшей после асановской либеральной встряски. Все это в совокупности повышает индексы нового генпрокурора и как участника, и игрока актуальной политики.

Первый вице-премьер Аскар Мамин продолжает работать на оперативном просторе, где основными направлениями для него стали Узбекистан и Кыргызстан («его роль в кабмине можно сравнить с мастером пусконаладочных работ»). В Ташкенте г-н Мамин занимался запуском  договоренностей, достигнутых в сентябре лидерами двух стран («это большой объем работы, от которого зависит углубление двусторонних отношений и выход на новые горизонты»). С Бишкеком он подписал Дорожную карту, от которой кыргызская сторона ранее отказывалась. Этот документ фактически стал признанием действий Астаны защитой интересов ЕАЭС («Мамин выступил «Суслопаровым»). Отмечается, что правительство в лице Мамина сохранило инициативу и выставило правильные акценты в информационной подаче Дорожной карты. Теперь первому вице-премьеру предстоит техническая работа по выстраиванию с Кыргызстаном новых механизмов взаимодействия в рамках ЕАЭС.

Перевод Умирзака Шукеева в правительство многие эксперты расценили как понижение – «если бы Шукеев был назначен первым вице-премьером, который по номенклатурной традиции считается преемником премьер-министра, то его возвращению в правительство еще можно было бы придать значимость. А так Шукеев стал рядовым «вициком», хоть и получил в нагрузку сельское хозяйство». Соответственно новая ипостась Шукеева является признанием неудовлетворительными результаты его шестилетней работы в фонде «Самрук-Казына». Респонденты отмечают, что в бюджете следующего года расходы на сельское хозяйство сокращены на 15% («самое существенное сокращение из всех расходных статей»), что сужает возможности нового министра. К тому же «после бюджета «Самрук-Казыны» Шукееву в первое время сложно будет работать в минсельхозе».     

Заместитель премьер-министра Аскар Жумагалиев  укрепился в качестве исполнительного куратора программы цифровизации – новой центральной повестки госаппарата. Респонденты отмечают его дальновидность, поскольку, будучи в «Казатомпроме» он смог уловить глобальные тенденции и оседлать тренд. «Для Жумагалиева это серьезный челлендж, ибо ответственность высокая, а эффективность госаппарата, как показывает практика последних лет, снижается, и в случае провала он будет первым выведен на плаху. Но и в случае успеха – перспективы большие». По мнению экспертов, говорить о видимых и конкретных результатах работы «цифрового» вице-премьера пока рано, «перед Жумагалиевым сейчас стоят важные задачи – концептуализация, содержательное наполнение программы, придание правильного смысла и хорошего стартового рывка».  

В оценках работы министра информации и коммуникаций Даурена Абаева – поправки в закон о СМИ, госпрограмма «Цифровой Казахстан», совещание по цифровизации, презентация проекта «100 новых лиц» (последнее два мероприятия прошли с участием главы государства). По мнению респондентов, этими кейсами министр Абаев подтвердил свою эффективность как представитель правящей элиты. 

Работа министра юстиции Марата Бекетаева для широкой публики незаметна, но у него своя миссия, которая экспертам видится специфической, но особой - «техническое сопровождение конституционной реформы».  

Министру здравоохранения Елжану Биртанову удалось выровнять ситуацию после отсрочки обязательного социального медицинского страхования (ОСМС). На ноябрьской встрече у президента главный медик доложился об успехах здравоохранения, что стало косвенным подтверждением пролонгации мандата на продолжение работы. «По всей видимости, решено на переправе коней не менять и замкнуть всю ответственность по ОСМС на Биртанове. Не случайно подчеркнуто, что Нурсултан Назарбаев напомнил об его персональной ответственности за курируемую отрасль». Свою роль сыграло то, что «министр принял корпоративные правила игры и смог влиться в госаппарат». Более того, минздрав «поймал» тренд по цифровизации, активно его педалируя. В то же перед министром обозначена новая повестка – госрегулирование цен на лекарства и коррупция в фармацевтике. Эти темы будут выступать «дамокловым мечом» для минздрава и его руководителя.  

Проведенный замер зафиксировал повышающуюся значимость оборонного ведомства, что связано с общей глобальной военно-политической ситуацией и с ноябрьским саммитом ОДКБ, миротворческий потенциал которого активно обсуждается в контексте сирийского вопроса. Вместе с этим растет востребованность министра обороны Сакена Жасузакова – он докладывался на встрече у главы государства, которая стала второй с начала осени. Казахстанские военные приняли участие в международных учениях в Пакистане (антитерроризм) и Таджикистане (КСОР ОДКБ), развивали сотрудничество с ОАЭ, Пакистаном и США.  

 

 


Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане