Не по Сеньке и шапка

23 мая 2018 / 8:22
679
Публикации

 

В Кыргызстане продолжается размежевание между действующим президентом Сооронбаем Жээнбековым и его предшественником Алмазбеком Атамбаевым. Первый стремительно увеличивает разрыв в счете над вторым: в режиме блицкрига проведена деатамбаевизация госуправления, на марше развивается инициатива. И если раньше стоял вопрос, сможет ли действующий президент стать самостоятельной фигурой и выйти из тени своего предшественника, то сейчас вопрос уже в том, что избежит ли Атамбаев роли жертвы, которую принесет его преемник для укрепления своей власти. Сегодняшние перипетии в Кыргызстане не могут привлекать внимание в Казахстане, власти которого находятся в поисках оптимальной модели транзита власти. Но опыт Жээнбеков-Атамбаев лишь подтверждает, что в Центральной Азии пока не удалось сконструировать эффективный механизм по обеспечению преемственности курса.               

 

Аппаратная революция. Уроки для Казахстана  

До прошлого года к власти в Кыргызстане приходили через революцию: в 2005 году смещен Аскар Акаев, в 2010 году – Курманбек Бакиев. После переходного президентства Розы Отунбаевой Кыргызстан подошел к важному моменту – смена Атамбаева должна была развить начавшуюся практику, когда преемственность определяют процедуры и институты. Но Алмазбек Атамбаев сделал ход конем – попытался выстроить систему, в которой он видел себя политическим отцом. Под этот сценарий он зачистил конкурентное поле, выставил страховочные элементы и расставил людей, провел ревизию в элите и конституционную реформу, подобрал подходящую кандидатуру для розыгрыша отцовства. Казалось бы, все продумал и предусмотрел. В конечном же итоге – перехитрил самого себя.

Сегодняшнее размежевание между Жээнбековым и Атамбаевым – это фактически свержение режима последнего и становление режима первого. Только на этот раз борьба за власть проходит не через революцию, а кулуарно. В этой схватке бульдогов под ковром Жээнбеков оказался мастером, проведя аппаратную революцию, низложившая Атамбаева. При этом кейс «Жээнбеков-Атамбаев» важен и для понимания общей философии транзита власти в Центральной Азии.  

Во-первых, при отсутствии сильных и дееспособных институтов ставка на преемника заведомо проигрышна. Своего «Медведева» в Центральной Азии не было, и, по всей видимости, пока не будет. Все процессы запрограммированы под единоличное начало.

Во-вторых, каждый следующий руководитель позиционируется относительно своего предшественника, это приводит к ревизии прошлого.   

В-третьих, степень лояльности политической элиты зависит от наличия у актора власти.

 

Низложение  

Если на старте президентства Жээнбекова о неизбежности его развода с Атамбаевым говорилось лишь теоретически, по принципу «две головы в одном казане не варят», то вместе с тем, как новый президент осваивался в Белом доме, затягивался и узел противоречий.

Первым сигналом стало февральское заседание Совета Безопасности, на котором действующий президент поставил под сомнение политику своего предшественника через критику силовиков за коррупцию. Затем последовал уход с поста руководителя президентской администрации Фарида Ниязова, который считался поводырём от экс-президента. И после того, как Атамбаев на мартовском съезде СДПК высказал недовольство политикой своего преемника, близкое окружение экс-президента было выведено с командных высот и взято под прессинг. Дамокловым мечом для атамбаевцев стала январская авария на Бишкекской ТЭЦ, запустившая маховик разбирательств против них:

Аскарбек Шадиев – в начале апреля взял отставку с позиции первого вице-премьера, а в конце месяца стал фигурантом уголовного дела и покинул страну.   

Сапар Исаков – получив вотум недоверия, переместился в кресло заместителя Атамбаева в СДПК, в ранге которого он дважды вызывался на допрос в ГКНБ.

Кубанычбек Кулматов – через неделю после того, как он ушел с должности руководителя государственной таможенной службы против него возбуждено уголовное дело, в рамках которого был произведен домашний обыск.  

Распылившуюся Фемиду повернули и в сторону самого Атамбаева – под него в парламенте запустили процедуру по отмене неприкосновенности экс-президентов. Причем, эту инициативу поддержала и партия СДПК, которая была последним оплотом экс-президента.    

А король-то голый  

Надо отдать должное обеим сторонам аппаратной революции – свою политическую борьбу они не доводят до открытой конфронтации. Но срикошетило по китайским интересам, которые выступили разменной монетой в нынешней борьбе за власть. Тем временем сам Атамбаев продолжает сохранять молчание. Его положение усугубляется ролью общего врага. Конфронтационный стиль, который он проповедовал в годы своего президентства, привел к  тому, что в его защиту сейчас раздаются лишь робкие голоса. Поэтому экс-президент сейчас пытается отыграть ситуацию назад. К примеру, он отказался от материальной части исковых претензий (30 млн. сомов) к учредителям онлайн-издания «Заноза» и правозащитнице Джакуповой (ранее он отказывался это делать). Однако, навряд ли такие отыгрыши изменят отношение к Атамбаеву, а его самого не постигнет политическая судьба Михаила Саакашвили, который был отвергнут своей партией и покинул страну.

 

Бауржан ТОЛЕГЕНОВ

 

Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане