Вопрос-2020

21 июня 2018 / 23:33
9517
Публикации

Размеренность приближающегося политического межсезонья нарушил вопрос об участии Нурсултана Назарбаева в следующих президентских выборах. Застрельщиком выступил спикер сената Касым-Жомарт Токаев, в интервью каналу BBC, выразивший сомнение в том, что Нурсултан Назарбаев будет баллотироваться на президентских выборах в 2020 году. Этот тезис был дезавуирован сначала министром информации и коммуникаций Дауреном Абаевым, а затем самим Токаевым. Но, как говорится, вопросы остались, главный из которых – что это было? С этим вопросом «Саясат» обратился к казахстанским политологам.

«Запустили информационный щар»

По мнению директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, у казахстанской элиты есть неписанное правило – транзит власти никто не может комментировать кроме президента. Если спикер сената Касым-Жомарт Токаев поднял эту тему, и тем более в интервью BBC, значит он был согласован и с президентом, и с его окружением.

Зачастую есть регламент, по которому примерный список вопросов предварительно высылается на ознакомление спикеру, который в свою очередь готовится под них. Поэтому здесь не было ни какой импровизации. Спикер сената озвучил то, что было согласовано с руководством страны. С моей точки зрения, не это было целью. С одной стороны, запустили некий информационный шар – проверить реакцию общественности Казахстана и международной общественности, проверить реакцию экспертного сообщества. Немаловажно и то, что таким образом проверяют реакцию внутри элиты. Как к этому заявлению отнесется казахстанская элита и кто будет делать «телодвижение» - этого тоже нельзя исключать. Потом не будем забывать, что сам президент несколько раз поднимал тему выборов 2020 года. В свое время он заявлял о том, что будет ли он в них участвовать будет зависеть от здоровья и поддержки со стороны общества. Тогда же он заявил, что свой пост он будет занимать именно до 2020 года, а вот в марте прошлого года он сказал, что будет размышлять захочет ли он участвовать в президентской кампании или нет. Все же это было некое размышление в слух, а сейчас спикер сената более какую-то конкретику озвучил. Но опять же до 2020 года есть время и все может поменяться. С моей точки зрения, подготовка к транзиту власти у нас началась еще ориентировочно восемь лет тому назад. В 2010 году, когда президент получил статус лидера нации, За эти годы у него появился статус пожизненного сенатора. Не так давно он получил статус пожизненного председателя Совета безопасности. В принципе, с правовой точки зрения президент обеспечил себе широкое поле для маневров даже в случае, если он оставит свой пост.   

За эти восемь лет подготовка к транзиту власти шла этапами. Была очень мощная чистка внутри казахстанской элиты, как политической, так и бизнес-элиты. Власть активно пыталась нейтрализовать будущих политических оппонентов. Такая же чистка прошла и на партийном поле, где практически не осталось альтернативных политических игроков. Медийное поле тоже очень хорошо зачищено. Там тоже не осталось более и менее независимых медийных игроков. В последние два года мы видим и усиление силовых структур, получившие дополнительные полномочия, в том числе и для обеспечения стабильности транзита.   

Для меня как эксперта интереснее, что будет в постпериод. Самый ключевой вопрос, какое будущее будет у страны, когда уйдет часовщик, который создал эту систему. Казахстанские аналитики должны анализировать то, что будет после ухода. Будет ли преемник, или тот, кто выиграет выборы, поддерживать нынешнею систему или будет вносить корректировки. Здесь очень много вопросов.

«Это интенции, обращенные к внешнему потребителю, которые мало относятся к внутренней повестке дня»

Как считает Айдос Сарым, спикер сената Токаев своим ответом решил усложнить стереотип восприятия казахстанского транзита. И ответ был его адресован к внешнему потребителю.

Мне кажется, это интенции, обращенные к внешнему потребителю, которые мало относятся к внутренней повестке дня. То если, тоже самое Касым-Жомарт Токаев скажет со страниц «Казахстанской Правды» и «Егемен Қазақстан», я буду считать, что это тезисы интенция обращенная к внутреннему потребителю, которые означают уже некую повестку дня. Пока это достаточно дипломатичное, достаточно учитывающее общую зарубежную обеспокоенность – слова. Их цель немного усложнить стереотип восприятия казахстанского транзита. Потому что любой зарубежный дипломат первое что у нас спрашивает, это кто будет следующий президент, как будут проходить выборы. И вот был ни к чему не обязывающий достаточно дипломатичный ответ.

«Это попытка прозондировать общественное мнение на предмет участия либо не участия президента в следующих выборах»

Политолог Максим Казначеев согласился с министром Дауреном Абаевым. По мнению эксперта, решение принимает только президент, участвовать ему или нет.

Решение баллотироваться в президенты в 2020 году, будет принимать сам президент. Я думаю, что согласовывать это со своим окружением еще рано. И решения будут приниматься примерно через год. Поэтому мнение Токаева это все-таки не государственная позиция, а частное мнение. Вопрос о выдвижении Нурсултана Назарбаева на президентский пост будет решатся самим главой государства и позднее. Говорить об этом я думаю еще рано, так как до избирательной компании еще почти полтора года и за это время может многое измениться. К сожалению я думаю, это была просто попытка прозондировать общественное мнение на предмет участия либо не участия президента в следующих выборах. Сейчас просто пытаются оценить последствия от возможного отказа президента от выборов.

 

Подготовила Асель ИХСАНОВА


 


Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане