Какие преимущества даст Казахстану рост в рейтинге Doing Business

5 ноября 2018 / 17:45
522
Публикации

В рейтинге Doing Business от Всемирного банка, Казахстан занял 28 место среди 190 стран. Наша страна поднялась вверх по шести из 10 основным направлениям. Общий рост рейтинга составил восемь позиций, благодаря чему Казахстан оставил посади себя Россию, Беларусью, Армению и Кыргызстан. Стоит ли гордиться достижениями в рейтинге Doing Business?

«Doing Business подтягивает Казахстан в других рейтингах»

Марат Шибутов считает, что рейтинг Всемирного банка Doing Business подтягивает Казахстан по другим рейтингам и подъем вверх, это показатель работы министерства национальной экономики и акимата Алматы.

Улучшение позиций в рейтинге Doing Business можно считать успешностью на двух уровнях. Во-первых, с стороны министерства национальной экономики, которое работает над сокращением различных разрешительных мероприятий и улучшением процедур для бизнеса. Во-вторых, работа акимата Алматы, так как Doing Business измеряется по этому городу. Показатель Doing Business подтягивает наши позиции по другим рейтингам -суверенного долга, частных долгов. Получается нам дешевле дадут деньги. Для того, чтобы стать еще выше в Doing Business нам необходим земельный кадастр и автоматизация выдачи условий и архитектурной проектировочных заданий.

«Такие рейтинги как Doing Business работают только косвенно»

Петр Своик в свою очередь считает, что такие рейтинги работают только косвенно.

Все подобные рейтинги работают только косвенно. Напрямую работают рейтинги от мировых рейтинговых агентств. Там прямая связь - чем выше, тем дешевле внешние заимствования. Все остальное, это тоже важно для разговоров и неких статусов, но прямого смысла не имеет. Тем более, что рейтингов такого рода много и они меняются. Например, Давосский рейтинг, его способ, методы отбора, оценки самих показателей недавно были кардинально пересмотрены, а мы вообще имеем задачу к 50-му году по этому рейтингу войти в 30-ку наиболее конкурентноспособных государств. Войдем или нет, пока трудно сказать, но точно можно сказать, что к 50-му году никакого Давосского рейтинга не будет. Так и Doing Business в какой-то степени объективен, оценивает ряд параметров, относящихся к бизнесу. В Казахстане в этом смысле неплохо. Можно этим похвастаться, хотя это не отменяет другие проблемы, которых в Казахстане - масса. Фактических преимуществ от этого рейтинга никаких и даже репутационные бонусы относительны. Конечно, мы в казахстанских газетах можем написать, что мы обогнали узбеков, можно этим немного погордиться. Вопрос в том, признают ли сами узбеки, что мы их обогнали в этом рейтинге и обогнали вообще. Не получится ли так, что они посмеются над этим. Тут вопрос неоднозначный.

«Doing Business – это не показатель»

Досым Сатпаев с сомнением относится к рейтингам подобным Doing Business, и считает, что это не показатель улучшения государственной политики.

Я не доверяю подобным рейтингам и их показателям, несмотря на то, что они проводятся международными организациями. Тем более, если вспомнить, то, что экономический кризис, который прошелся по странам и нанес мощный удар не только по Казахстану, показал, что рейтинги это достаточно относительные показатели. Структуры, занимавшие в рейтингах высокие позиции и индексы, вследствии удара показали, что являются надутыми, объявили о банкротстве и вовсе исчезли со сцены. Этот урок был четким и конкретным. Любые рейтинги должны четко проверятся и подтверждаться косвенными исследованиями.

В Doing Business наш рейтинг поднялся, а Национальная плата предпринимателей «Атамекен» заявила о том, что более трех тысяч бизнес-структур оказались на грани банкротства. И это достаточно большой показатель. Несмотря на то, что у нас есть государственные программы по поддержке и кредитованию малого и среднего бизнесе, это говорит о том, что ситуация в бизнес-сфере не очень хорошая. Во-первых, сохранется коррупция. Во-вторых, я еще называю казахстанскую экономику, экономикой фаворитов – когда простому бизнесу трудно пробиться, если нет связей и он не аффилирован с элитой. Опять встает вопрос о не конкурентноспособности казахстанского бизнеса. А взрастить таковой невозможно, потому что мешает та часть крупного бизнеса, которая аффилирована с властью. Как пример - господдержка казахстанских банков, то есть основную поддержку от Национального фонда получали те банки, которые были тесно связаны с властью, элитой казахстанской власти. Чистка идет среди тех банков, чьи акционеры оказались менее влиятельны. Эти банки находятся сейчас в состоянии дефолта и банкротства.

Если говорить о малом и среднем бизнесе, то он не в очень хорошем положении. Многие бизнесмены не могут получить кредиты под хорошие условия, хотя об этом говорится на каждом углу. Не могут, потому что нет залогов. У нас регулярно идут скачки национальной валюты. Любая девальвация национальной валюты – это мощнейший удар по отечественному бизнесу, особенно по производителям. У нас за последние несколько лет были две мощные девальвации. Они в первую очередь сыграли на пользу сырьевым компаниям, а эти сырьевые компании находятся в категории фаворитов, которые государство всегда поддерживает. Что касается отечественного бизнеса, то из-за девальвации он понес серьезный ущерб. Поэтому факт, что мы в Doing Business улучшили позиции, это речь о том, что государство формально приняло много хороших законов, то есть государство приняло правило игры. Но самое важное, это то как это на практике реализуется. Потому что одна рука делает, что-то хорошее, а другая - не очень. То есть одна рука принимает программу по кредитованию поддержки бизнесменов, а другая рука - девальвацию национальной валюты, дисбаланс в финансовой системе. Если капнуть глубже мы видим много деталей, которые делают эту картину менее привлекательной. То, что нас поместили с имиджевой точки зрения благоприятную группу по Doing Business, отнюдь не говорит о том, что казахстанский бизнес чувствует себя комфортно.

Нам нужно отойти от провинциальной попытки кому-то понравится. Я понимаю, что с точки зрения правительства самое главное попасть в хорошие рейтинги, обязательно всем показать, что Казахстан занимает в этих рейтингах хорошие позиции. Но мы в первую очередь должны пытаться понравиться не внешним топ-инвесторам, а внутри Казахстана. И не на словах, а на деле создать те же самые условия для бизнеса, которые создают другие страны мира. А у нас получается, что мы гоняемся за рейтингами. И надо обратить внимание, что в глобальном рейтинге конкурентноспособности, мы оказались на 59 месте, как и в прошлом году. То есть мы не улучшили свои позиции, а когда-то мы входили в 50 конкурентноспособных стран мира, но мы оттуда недавно выпали. И это опять-таки, говорит о том, что у нас очень все не стабильно. Сейчас у нас улучшение по Doing Business, завтра может быть ухудшение. Потому, что здесь большое количество проблем, связанных не только с официально принятыми формальностями, но и с большим количеством неформальных правил. Самый настоящий пример того, какая реальная здесь ситуация и какое отношение у иностранного бизнеса к Казахстану, это то, что компания Shell отказалась от доли в «КазМунайГазе». Вот это даже с точки зрения имиджа нанесла серьезный удар по репутации Казахстана. Ведь компания Shell провела аудит, и пришла к выводам, что на самом деле их немного беспокоит коррупционная составляющая. Их еще беспокоило то, что на принятие решения национальной компании оказывает влияние большое количество людей и разные аффилированные группы и т.д. То есть их беспокоят теневые нюансы. И как раз это является характеристикой того, что происходит в крупном бизнесе Казахстана. А в малом и среднем бизнесе мы видим, что немало проблем, неблагоприятная финансовая обстановка, девальвация национальной валюты.

Санкции против России привели к тому, что сейчас даже с точки зрения репутации к Казахстану очень осторожны. Потому, что, если посмотреть на официальное заявление, они даже признают, что ужесточение против России косвенно могут ударить по экономической ситуации Казахстана. Следовательно, это естественно отразится на состоянии казахстанского бизнеса. И опять здесь идет речь о взаимодействии с Россией в рамках Евразийского экономического союза. Мы сейчас уже видим, что наш казахстанский бизнес не может пробиться на рынок России, потому что Россия искусственно создает препятствия для выхода казахстанской продукции. Также в России из-за санкции ускорилось импортозамещение. Естественно российское мощное бизнес-лобби не дает казахстанскому бизнесу зайти на рынок. И если Узбекистан не на словах, а на деле будет активно реабилитировать экономику, а также проводить такие же государственные программы по поддержке бизнеса, то со временем Узбекистан будет нам конкурентом как в Doing Business, так и по другим направлениям. В этом плане мы не должны почивать на лаврах и как павлин ходить с распущенным хвостом. Главная задача любого правительства в любой стране, это не играть на публику, а в первую очередь сделать так, чтобы собственные граждане верили государству, хотели бы заниматься бизнесом, хотели бы вкладывать деньги в экономику страны, а не выводить деньги из страны.

Подготовила Асель ИХСАНОВА

 

Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане