«Москва и Пекин - важнейшие внешние факторы стабильности Центральной Азии», - Дмитрий Тренин

25 февраля 2019 / 8:10
1904
Публикации

На днях на сайте Московского Центра Карнеги была опубликована статья директора этого института Дмитрия Тренина «Контурная карта российской геополитики: возможная стратегия Москвы в Большой Евразии», в которой эксперт анализирует модели поведения России в современном мире.    

В ней политолог отмечает, что геополитическое одиночество России не является исторически определенным, оно сложилось на фоне как внешних, так и внутренних обстоятельств, но этот вектор на самость не прельщает ближайших партнеров Москвы в постсоветском регионе – Казахстан и Беларусь. Эксперт анализирует возможные сценарии взаимоотношений  Москвы и стран Центральной Азии.

Членство Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана в ОДКБ позволяет России бороться с вызовами международного терроризма и экстремизма на дальних подступах к границе РФ.

Сотрудничество с Узбекистаном по этим направлениям осуществляется на двусторонней основе. Россия жизненно заинтересована в стабильности центральноазиатских государств, особенно Казахстана, который благодаря своему положению, размерам и членству в ОДКБ и ЕАЭС достоин быть главным региональным партнером Москвы в этих организациях, говорит директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

Он считает, что  процесс распада не только империи, но и исторического ядра Российского государства принял необратимый характер. Обособление Украины от России в политическом и экономическом, в культурном и духовном отношениях исключает какую-либо возможность их интеграции.

В других условиях и другими темпами, но в том же направлении протекают процессы размежевания с Белоруссией, которая постепенно превращается из постсоветской республики в полноценное восточноевропейское государство. Евразийский экономический союз, при всей его практической полезности, не стал центром силы в Евразии, каким он был задуман вначале . Это объединение по интересам с ограниченными целями и возможностями. «Малая Евразия» Российской империи — СССР — навсегда, по-видимому, ушла в историю, убежден политолог.

Он заметил, что до сих пор под «Евразией» историки обычно понимали территории, входившие в состав вначале Монгольской, затем Российской империи и, наконец, Советского Союза. Сейчас благодаря развитию экономических и культурных связей, а также коммуникаций формируется единое континентальное пространство в его естественных пределах. Это пространство, являющееся геополитическим соседством России, и есть Большая Евразия.

Заинтересовавшись выводами Дмитрия Тренина Sayasat.org обратился к нему и поговорил с экспертом о том, чего ждать странам Центральной Азии от соседства с РФ, как геополитическое одиночество России влияет на сопредельные государства и изменится ли историческая судьба России.

 

- Вы отмечаете, что Россия утратила стратегических партнеров на Западе, а также союзников в ближайшем окружении. Геополитически она одинока, но вместе с тем свободна. В чем истоки этой свободы и чем она опасна для соседей России?

 

- Россия одновременно освободилась от иллюзий насчет того, что она может интегрироваться в системы коллективного Запада на равных правах с США, и от надежд на то, что России удастся вновь объединить вокруг себя «малую Евразию» бывшего СССР. Ей, следовательно, не придется ни подстраиваться под других, ни подстраивать других под себя. Освободившись от этих забот, Россия, наконец, может заняться самой собой, реализовывать свои национальные интересы.

Опасно ли это для других? Само по себе - нет. Непосредственные соседи вообще должны радоваться, что Россия все больше воспринимает их как иностранные государства. Страны Запада, напротив, совершенно оправданно обеспокоены тем, что после окончания Холодной войны им не удалось выстроить сообщество безопасности с Россией. Конечно, возлагать ответственность за это на одну Россию несправедливо.

 

- Как Вы считаете, Беларусь и Казахстан после Крыма ускорили свое движение от России. В чем это проявляется?

 

В Минске сделан упор на укрепление национальной идентичности, а также на разморозку отношений с ЕС и США. Астана также укрепляет национальную идентичность Казахстана и подчеркивает многовекторность своей внешней политики. Белоруссия и Казахстан стремятся держаться в стороне от российско-американской конфронтации, их солидарность с позицией России по международным вопросам ограничена. И то и другое свидетельствует, что отношения между РФ и Казахстаном, РФ и Белоруссией скорее партнерские, чем союзнические.

 

Вы отмечаете, что ценностные ориентиры России и Европы разошлись еще до событий в Украине. Почему Россия не встроилась в систему евроатлантических ценностей?

 

- У России иная политическая и стратегическая культура. Политическая основана на централизации власти и поиске гармонии на этой основе - в отличие от западной модели организованного соперничества и конкуренции. В стратегическом плане Россия не признает ничьего лидерства/гегемонии над собой. Всё это отличает ее не только от Западной Европы, но и от Украины.

 

- Вы полагаете, что Евразийский экономический союз, при всей его практической полезности, не стал центром силы в Евразии, каким он был задуман вначале. В целом, какие перспективы видите для Евразийского экономического союза, как долго может прожить это объединение?

- ЕАЭС может быть очень успешным объединением с ограниченными целями. Таможенный союз плюс элементы координации экономических политик полезны для всех. Такое объединение может существовать довольно долго. Но всеобъемлющий союз по подобию Европейского не сложится, да и не нужен.

- Вы полагаете, что в современных условиях Россия будет развиваться, и расти медленнее своих основных соседей в Большой Евразии. На чем основано это убеждение?

 

- У России внутренние ограничения экономического роста связаны со структурой экономики и политико-экономическими условиями хозяйственной деятельности. Она, конечно, будет расти медленнее Китая, как и большинство других стран, но будет пока отставать и от Европы. Потенциал России систематически недоиспользуется.

- Вы отмечаете, что Россия жизненно заинтересована в стабильности центральноазиатских государств, особенно Казахстана, который благодаря своему положению, размерам и членству в ОДКБ и ЕАЭС достоин быть главным региональным партнером Москвы в этих организациях. Как на этом фоне Вам видится стратегия России в отношении партнерства с Казахстаном? Как отношения России и Китая могут влиять на регион Центральной Азии?

 

- Здесь я только подчеркну особое значение Казахстана для России как страны, с которой у РФ самая протяженная граница на чувствительном направлении. Надеюсь, Россия и Китай смогут и дальше взаимодействовать в Центральной Азии, не наступая друг другу на ноги. Это будет на пользу и странам региона. Москва и Пекин - важнейшие внешние факторы стабильности  - геополитической и геоэкономической - Центральной Азии, но решающая роль в регионе принадлежит самим странам ЦА.

- Вы отмечаете, что Россия потеряла былую имперскую мощь и не сможет ее обрести в ближайшие годы. Чем опасно снижение статуса России и ее влияния в мире?

 

- России нужно переосмыслить основу своего статуса. Империя - это история. Требуются высокая устойчивость к внешним влияниям и способность/готовность вносить существенный вклад в мировое развитие и международную стабильность/безопасность. Статус РФ сегодня вырос по сравнению с 1990-2000-ми годами, но без внутреннего подъема он неизбежно снизится вновь. Одиночество не означает изоляцию. Напротив, оно может означать более высокую мобильность и гибкость. Россия одинока, но она гораздо глубже интегрирована в мир, не только в западный, чем в прошлом. Так что одинокий, но тесно взаимодействующий с другими участник глобальных процессов - неплохая позиция для успеха в XXI веке.

Подготовил Аскар МУМИНОВ

 

Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане