“Власть может быть разной, но только не смешной”

2 августа 2012 / 18:03
3518 0
Айдос Сарым

Попытка повестки

- Президент Н. Назарбаев фактически предложил новую идеологию развития Казахстана. Как вы думаете, почему был выбран именно этот момент? И какая цель при этом преследуется?

- Полагаю, что сам президент и его окружение не могут не видеть, что общество не может развиваться без ценностей и идей. Понятно, что многолетний принцип "сначала – экономика, а потом – политика" сам по себе для развития страны недостаточен, более того, ошибочен и вреден. Строительство дорог, школ и больниц – это, конечно, хорошо и здорово, этим всем можно пользоваться, но верить в это как макроцель трудно, жить только ради этого – глупо.

С точки зрения политологии даже пресловутый "народный демократизм" правящей партии – это абсолютная тавтология, словесная игра и бессмыслица. Как ее ни крути, на политическую линейку она не ложится, скорее, разливается по ней как жижа. Сегодня стало совершенно очевидно, что многолетний уход государства с рынка больших идей, политических месседжей и программ негативно сказывается на обществе, а на работе госаппарата отражается самым плачевным образом. Образовавшаяся пустота быстро заполнилась самыми различными идеями, включая религиозный экстремизм, а также левацкие маргинальные идеологии. Я совершенно далек от ностальгии по СССР и по временам примата одной идеологии, но мне кажется очевидным, что одной из главных задач государства, по большому счету, является именно формирование и укрепление общественных институтов, создание новой культуры и традиций, пропаганда и внедрение ценностей, которые обеспечат существование страны как независимого государства. Мы видели, что власть старательно избегала всякого рода "измов", стараясь ничем себя не связывать в сфере политических идей. Сначала правящая партия свернула "социал-демократические" знамена, а потом, даже толком не примерив, небрежно отбросила "либерально-консервативные" флаги. И это является большой ошибкой. Власть по определению явление политическое. И политические идеи и ценности, по большому счету, – это то немногое, что остается после политиков. Абсолютное доминирование одной политической партии, отсутствие реальной политической конкуренции, борьбы смыслов и идей действуют разлагающе не только на общество, но и на саму власть, на качество принимаемых ею решений. А к чему может привести однопартийное правление, мы все могли убедиться на примере позорно сгинувшего в небытие Советского Союза...

- Но все же давайте вернемся к нашей ситуации...

- Да, конечно. Так вот, мне кажется, что было бы правильным рассматривать инициативы президента с точки зрения именно политических идей. Ведь, как верно заметил Герберт Уэллс, вся мировая история в конечном итоге – это история идей. А для этого мы в любом случае будем рассматривать весь пройденный путь, включая и советский бэкграунд. Почему власть предложила "новую идеологию" именно сейчас? Мне, да и не только мне, представляется совершенно очевидным, что многие политические тезисы и ценности, которые до сего дня пропагандировала власть, теряют свою актуальность. Есть, безусловно, базовые принципы и идеи, но даже они долж¬ны все время переосмысливаться и актуализироваться. Никто не будет оспаривать, что стране нужны гражданский мир и стабильность. Но это вовсе не означает, что они должны базироваться на консенсусе, который был достигнут в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века. Меняется общество, поэтому и основные конвенции этого консенсуса тоже должны меняться и пересматриваться в соответствии с духом времени, с учетом кардинально изменившейся социальной и демографической ситуации. Что бы там ни показывали результаты многочисленных социологических опросов, есть целый пласт данных, которые ими сознательно не фиксируются или отметаются. Да и релевантности многих опросов в условиях "фасадной демократии" можно верить только с большим допуском. Ну не бывает так, что власть постоянно популярна, а ее рейтинг неуклонно растет, зашкаливая даже за максимально допустимые 100 процентов! Просто не бывает. И Казахстан в этом плане не будет исключением. Давайте начнем прямо и открыто говорить о том, что президент Н. Назарбаев правит страной уже более 20 лет. Такое длительное правление, кто бы ни был правителем, вырабатывает не только привыкание, которое деактуализирует любое новаторство и новизну, но и накапливает у граждан страны естественную усталость и раздражение. Ведь 20 лет – это огромная временная дистанция по меркам сегодняшнего времени. И в таких ситуациях довольно трудно сохранять и обеспечивать легитимность, которая и является, по сути, воздухом любой политики и правления. Теряется легитимность – и все остальное становится маловажным, теряются смысл и мотивация. Поэтому власти приходится прикладывать гораздо больше усилий, чтобы быть, что называется, в тренде, постоянно ловить волну, чтобы обеспечивать устойчивость и плавание. Поскольку это занятие крайне энергоемкое, трудозатратное, то иногда на это уходит гораздо больше сил, чем хотелось бы. Но ведь задача у корабля государственности заключается не только в том, чтобы сохранять желаемый дедвейт и плавучесть, но и в том, чтобы это плавание было осмысленным, имело конкретные цели и маршрут. Только бесконечно праздные люди могут себе позволить "плавать ради плавания". Если до конца эксплуатировать морскую терминологию, то сегодня происходит следующее: пассажиры ропщут, экипаж деморализован. Поэтому капитану нашего корабля просто необходимо дать им мотивацию, прочертить более рациональный маршрут и рассказать о целях и трудностях путешествия. И с этой точки зрения "новая идеология" – это есть попытка сформулировать "новую политическую повестку". Повторяюсь, это еще не "повест¬ка", а только лишь "попытка повестки". Многое, по всей видимости, станет понятным после того, как в сентябре будет проведено так называемое республиканское "идеологическое совещание", которое было недавно анонсировано государственным секретарем Мухтаром Кул-Мухаммедом.

 

Табула раса

- Можно ли считать, что тем самым пусть и косвенно, но признается неправильность прежних идеологических приоритетов, на которых развивалось наше общество в течение предшествовавших двух десятилетий?

- Власть попросту не может себе этого позволить. Это Путину удобно ссылаться на "лихие девяностые" и кивать на Ельцина. В нашем же случае власть попросту не может критиковать пройденный путь, не критикуя саму себя. Поскольку нашу власть трудно обвинить в христианской исповедальности и покаянности, то трудно себе представить, что власть сама себя публично высечет. Скорее всего, полагаю, новые инициативы будут представлены как логичный и закономерный результат проводимой прежде политики. Вообще, надо сказать, что у нашей власти в избытке самомнения, но не хватает именно сомнений в себе, некоей самоиронии, самокритичности. Та вопиющая серьезность, с которой власть относится к себе и проводимой ею политике, уже становится предметом совсем недобрых шуток. Ведь недаром многие сегодня вполне открыто сравнивают нынешний период развития страны с брежневским застоем. Власть может быть разной: жесткой, принципиальной, простоватой, ошибающейся, кающейся – да какой угодно, но только не смешной и повторяющейся. Это, быть может, сегодня самый большой грех для политики и политиков.

- Исходя из базовых принципов, обозначенных в этой статье, можно ли предположить, что государство вернет свою роль в такой важной сфере, как система трудовых отношений? Тем более учитывая недавний печальный опыт в этом плане...

- Знаете, мне нравится, что власть сегодня начала поднимать вопросы эффективности труда, энергозатратности труда. Тема эта, спору нет, очень правильная и нужная. Мы реально живем в стране с очень слабой этикой и эстетикой труда. Мы живем в стране, которая очень отстает от развитого мира по своей эффективности, причем последняя, что греха таить, граничит с дисфункциональностью. У нас очень низкая производительность труда при очень высоких энергозатратах. Ученые и эксперты утверждают, что даже европейским, вполне развитым странам придется работать вдвое, втрое напряженнее, чтобы не то чтобы догнать Америку, а просто сохранять свой нынешний уровень. Помните Алису из книги Льюиса Кэролла, которой, чтобы оставаться на месте, надо было бежать, а чтобы дойти куда-либо, бежать вдвое резвее и быстрее? Именно с этим связаны многие последние непопулярные инициативы их политиков вроде повышения пенсионного возраста и так далее. Именно по этой причине европейцы пересматривают свое трудовое и миграционное законодательство, даже понимая, что это с электоральной точки зрения не совсем выгодно. Правда, и там случаются срывы, как это происходит во Франции, Италии, Испании. В наших условиях, когда власть, мягко говоря, не озабочена электоральными результатами, у нее развязаны руки для проведения любых реформ. Но вместо этого мы видим, что сворачиваются многие уже проведенные реформы. Иначе как можно оценить предложения по созданию единого пенсионного фонда с иностранным управлением? Чем можно объяснить отказ от реформы пенитенциарной системы? Чем можно объяснить падение престижа и эффективности банковской системы, которая еще вчера была отечественной гордостью?

Реформы и реформатор¬ский зуд – это не одно и то же. Если реформы прямо не кровоточат и не приводят к конфликтам, лучше оставить их в покое и дождаться хотя бы первых их результатов. И нам, чтобы догонять развивающиеся страны, нужно не просто бежать, не просто бежать вдвое быстрее, а быстрее в три-четыре раза. Это реально требует изменения мышления, смены парадигм.

Если посмотреть на происходящее шире, то можно увидеть то, что в Казахстане, как и во всем мире последние 50 лет, происходил сознательный отказ от ценностей и политических идеологий. Происходило это и в Советском Союзе, где коммунистическая идеология была предметом ехидных усмешек, и в странах демократических, где после "эпохи титанов" пришли так называемые "тефлоновые политики", политики-селебрити. Вместо ценностей и идеологий на первый план вышли политические технологии и оголтелый популизм. Идеи уступили место потреблению и в политике. И сегодня мы видим не кризис демократии и капитализма, а кризис "тефлоновой эры" в политике. И то, что после длительного периода политического потребительства и политического же консьюмеризма люди в разных концах света снова задумались об экзистенции, о смыслах, даже начали перечитывать нелюбимого мной Маркса, – хороший показатель, позволяющий надеяться на оздоровление сферы политики в будущем.

С этой точки зрения Казахстан просто "табула раса". Ведь подлинной демократии в современном понимании, конкуренции идей у нас еще не было. И было бы правильно, если бы власть сама отошла от политики популизма и неразборчивой всеядности, а партия власти стала идеологической партией, а не партией catch-all-party, партией "хватай всех". Идеологическая внятность и определенность власти и ее партии "Нур Отан" позволила бы выстроить в стране более или менее понятную "политическую линейку", актуализировать партийно-политическое строительство, партикулировать общество по ценностям, а не только по любви-ненависти к чему-либо, не только по родовому или религиозному признакам. Если нынешняя власть планирует оставить после себя нормальное и развитое государство, то сейчас надо работать на то, чтобы создавать, укреплять, развивать современные институты, в том числе общественные, которые и будут в итоге выступать гарантом независимости страны. Если же этого не будет происходить, то очень скоро наверх всплывут архаичные и несистемные институты и отношения, что отчасти мы уже наблюдаем. Чем это чревато? Достаточно посмотреть на Ливию или Сирию, где правящие классы попросту заморозили родо¬племенные, феодальные и колониальные институты и отношения, по которым и происходят сегодня линии разломов, каждый из которых может привести к гражданской войне и раздроблению стран даже без участия пресловутого "Госдепа". Поэтому я всецело за модернизацию нашего государства и общества. Но я слабо верю в то, что можно модернизировать какие-то отдельно взятые сферы и отрасли, не затрагивая все остальное. Сам термин "социальная модернизация" включает в себя и политический аспект. Но если к этому термину относиться утилитарно и применять к нему ведомственный подход, то очень скоро нас ждет разочарование. То, что власть начинает овладевать современным политико-философским словарем, говорить о горизонтах – это здорово, но это еще надо осуществлять на деле. А между "словом" и "делом", как мы помним из советского и своего недавнего опыта, всегда лежит большая дистанция. Не хотелось бы, чтобы все реформы закончились только на уровне овладения несколькими новыми терминами и модными ныне словечками.

От неправильного к правильному

- Тривиальный вопрос: сможет ли наше общество, успевшее пропитаться философией всеобщего потребления и обогащения любыми способами, кардинально перестроиться? Достаточно ли для этого одной только политической воли? И что нужно сделать в первую очередь, чтобы вернуть престиж рабочих профессий?
- Честно скажу, мне совершенно непонятно, что такое "всеобщий труд". Труд, если подойти к этому онтологически, – понятие сугубо индивидуальное, личное, личностное. Даже коллективный труд в итоге является суммой труда индивидуального. Я ведь не зря говорил о "вопиющей серьезности" власти. Уже сегодня данный тезис вызывает в обществе недоумение. А что будет в период реализации, даже представить трудно. Если подойти к тезису коннотативно, то мы увидим, что этот термин является очередной тавтологией. Причем тавтологией далеко не безупречной с точки зрения даже недавней нашей истории. Поэтому для начала я предложил бы своим бывшим коллегам из власти подкорректировать данное понятие. Статья президента все же не религиозный канон, не священное писание. А если рассматривать ее как призыв к размышлению, как в хорошем смысле интеллектуальную провокацию, то будет даже логично, если какие-то термины и понятия будут уточнены. Если же говорить о сущностях, то мне хотелось бы жить не в "обществе всеобщего труда", а в обществе честного и свободного труда. Что касается конкретных отраслей и профессий, то любой труд почетен. Если не ошибаюсь, кто-то из отцов-основателей США утверждал, что признаком цивилизованности общества является понимание того, что физический труд ничем не хуже академического, умственного. Тем более что современный мир предполагает грандиозное усложнение даже самых тривиальных профессий. Современному рабочему, чтобы достичь профессионализма и быть эффективным, тоже необходимо постоянно повышать уровень образования, осваивать сложные технологии и технику. Мы очень большая страна с очень маленьким населением. Если правильно понимать приоритеты развития страны, строить правильное общество с нормальными ценностями, выстраивать честные и справедливые "правила игры", соблюдаемые всеми, то престижными и уважаемыми будут все профессии. Это сейчас мы живем в неправильном обществе, если все стремятся быть судьями, чиновниками и прокурорами.
- Помимо всего прочего, президент предложил создавать механизмы "социальных лифтов" для молодых казахстанцев. А это означает решительный отказ от философии непотизма, которая, к сожалению, пропитала все поры нашего общества. С вашей точки зрения, насколько реально преодолеть это негативное явление?
- Понятно, что ни одна модернизация – реальная, а не ее имитация – не осуществлялась только лишь властью. Модернизация сначала и в первую очередь – это состояние души, это свойство ума миллионов. Но роль личности в истории никто не отменял. Тем более что общество у нас лидероцентричное. Если будет реальная политическая воля, если будут обеспечены другие условия и предпосылки, такая модернизация осуществима, тем более что на нее в обществе существует реальный запрос, особенно в среде молодежи. И именно молодежь, молодое поколение граждан, молодых политиков должны составить авангард этой модернизации. В этом залог ее успешности. Молодежь и есть ее конечный потребитель, ее социальная база, ее движущая сила, источник ее энергия. Если в физике энергия – это величина, являющаяся единой мерой различных форм движения и взаимодействия материи, мерой перехода движения материи из одних форм в другие, то в политике энергия – это воля, приложенная к потребности и помноженная на поддержку миллионов. У президента, если разобраться, еще есть время и возможности для проведения полноценных реформ, для проведения реальной социально-политической модернизации. Как говорится, было бы желание. По крайней мере, я еще не видел в Казахстане ни одной общественной силы или группы, которая бы выступала принципиально против модернизации страны.

Во всем должно быть чувство меры

- И, тем не менее, у вас есть свое видение того, как и на каких принципах должно строиться это самое общество "всеобщего труда"?
- Ценности труда, труда честного, свободного, эффективного, справедливо оплачиваемого, так называемые "протестантская этика" или "конфуцианская этика", на мой взгляд, никакой современной идеологии не противоречат. Сам по себе труд – это не идеология, а процесс. И относиться к нему надо как к процессу, а не как идолу или культу. Трудятся ведь не ради труда, а ради того, чтобы жить лучше, чтобы кормить себя и своих родных. В нынешнем же виде, особенно если принять во внимание количество и качество пропагандистского спама в официальных газетах, всеобщий труд – это нечто вроде армейского копания траншеи от забора и до обеда. Давайте не будем забывать, что мы живем в XXI веке, в эпоху информационных технологий. А главной проблемой этого века, как верно сказал в свое время один из его идеологов Маршал Мак-Люэн, является попытка решать сегодняшние задачи вчерашними средствами. Если идеи социальной модернизации будут подменяться квазикультом труда, кампанейщиной, то ничего из этого не получится. Время тотальных идеологий в Казахстане прошло, их лимит исчерпан полностью. Теперь должно наступить время ценностей и идей. Главное – честность, открытость, гласность, желание реально изменить страну.
- Некоторые наблюдатели, оценивая предложенную президентом Н. Назарбаевым программу, поспешили сделать вывод о его "политическом полевении". Каково ваше мнение на это счет?
- Даже будучи человеком правых взглядов и убеждений, я принимаю и поддерживаю необходимость усиленной социальной реабилитации казахстанского общества. Многое ведь упирается даже не в идеологию, а в наличие чувства меры. Мера должна быть во всем. Мое убеждение таково, что Казахстан сейчас должен готовиться к "правому повороту", который должен произойти через три-четыре года, после нынешней "усиленной левой терапии". Социальная модернизация страны, социальная реабилитация казахстанцев могут и должны стать ее условием, предпосылкой. Одновременно с этим государство должно, насколько это возможно и разумно, уйти из бизнеса, провести приватизацию, снижать уровень монополизма во всем, разделить власть и собственность. В будущем же Казахстану следует создать реальный демократический интерфейс, придерживаться либерализма в экономике и консерватизма в духовно-культурной жизни. Лучше еще никто не придумал и вряд ли придумает. В этом, как мне кажется, будет заключаться успех страны в будущем.

http://www.dialog.kz


Нравится

Другие портреты

Андрей Чеботарев
директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»
Экспертное сообщество Казахстана слабо пополняется новыми кадрами
КАСЫМБЕК ЖЕНИС МАХМУДУЛЫ
Министр по инвестициям и развитию Республики Казахстан
Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане