«У компаний фонда «Самрук-Казына» огромные задачи»

5 июля 2012 / 18:34
2235 1
Дархан Калетаев

В некоторых частных компаниях, ссылаясь на глобальный кризис и снижение цен на нефть, уже готовятся к сокращениям зарплат и персонала. На этом фоне в госкомпаниях фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» озабочены совсем другим: здесь меняют подходы к социальному партнерству и социальной ответственности, добиваются справедливости в трудовых коллективах.

Разница, очевидно, заключается в том, что холдинг реализует политику государства, тогда как частный бизнес просто считает деньги. Такое мнение высказывает в своем интервью управляющий директор АО «Самрук-Казына» Дархан Калетаев.

Тимур РАЕВ

- Дархан Аманович, на фоне прогнозов новой волны еврокризиса специалисты предупреждают о возможном снижении цены на нефть до 60-70 долларов за баррель. Сегодня она уже опустилась ниже 90 долларов. Какие сценарии на такой случай рассматриваются фондом «Самрук-Казына»?

- Безусловно, кризисное развитие ситуации сегодня очень волнует страны с экономикой, основанной на природных ресурсах. Фонд «Самрук-Казына» в его нынешнем формате транснациональной компании также находится в русле мировых тенденций. От этого нам не уйти. Поэтому мы имеем несколько сценариев развития событий, среди них и наиболее пессимистичный. В компании готовы к разным вариантам действий. При этом надо признать, что существуют определенные трудности. Мы работаем в рыночном поле, но на фоне огромной социальной нагрузки, существующих обязательств компаний фонда перед населением и местными бюджетами нам объективно будет сложнее, чем любому частному холдингу в той же ситуации. Однако в то же время у нас есть и определенные преимущества. Мы имеем определенную финансовую подушку безопасности, и этих ресурсов будет вполне достаточно даже на случай долгосрочного, затяжного кризиса. Если на мировом рынке не случится какого-то совсем экстремального варианта, то перспективы хорошие, фонд может сохранить свои основные обязательства и продолжит финансировать основные проекты.

- А к каким потенциальным угрозам для Казахстана необходимо готовиться?

- С точки зрения обязательств государства, думаю, проблем не будет, ресурсы накоплены достаточные. Сокращение внутреннего спроса, на наш взгляд, также серьезно не грозит экономике, поскольку нынешняя ситуация в корне отлична от 2007 года, когда спрос был излишне раздут за счет кредитов. Сегодня спрос реальный, обеспеченный платежеспособным населением и бизнесом, а также государственными расходами.

Но говорить, что особых трудностей этот кризис нам не несет вообще, конечно, нельзя. Например, серьезной потенциальной проблемой в случае затяжного спада в мировой экономике может стать начатая фондом программа «Народное IPO». В этом году свои акции на открытом рынке разместят несколько наших госкомпаний, другие выйдут на рынок в 2013 – 2015 годах. На мой взгляд, здесь есть опасность в первую очередь для новых частных акционеров этих компаний.

- В чем она заключается?

- Приобретая акции, казахстанцы должны быть готовы к тому, что при кризисной ситуации их цена расти не будет. Надеяться на быстрое получение прибыли не следует. Более того, если они увидят понижательную тенденцию на рынке, это может негативно сказаться на репутации программы «Народное IPO» в целом. Здесь нужно объяснять, вести разъяснительную работу, что биржевые операции – это длительный процесс и в период спада следует запастись терпением. Снижается как физическая стоимость акций, так и выплачиваемые по ним дивиденды. Например, плановая цена на уран, по прогнозам НАК «Казатомпром», на этот год составляла $55 за фунт, фактически же на сегодня она снизилась до $50,65 – $51 за фунт. Соответственно, это потери в прибылях. Как результат уже есть некоторые корректировки в плане развития компании. Хотя мы этого ожидали. Это нормально: когда в мире сокращается общий спрос на товары, идет спад производства и, соответственно, уменьшается цена сырьевых активов. Дальновидный акционер, если приобретенные им акции начнут падать в цене, не будет паниковать, а подождет какое-то время, пока рынки восстановятся и стоимость купленных им промышленных активов пойдет вверх.

- Руководители фонда «Самрук-Казына» в последнее время неоднократно говорили о смене критериев оценки, необходимости более строгой экспертизы проектов программы форсированного индустриально-инновационного развития. Как изменились подходы в этом вопросе, ужесточились ли критерии отбора проектов, оценки их качества?

- Изменения коснулись практического подхода к оценке проектов. Этот подход стал более прагматичным и жестким. В каждом проекте нас интересуют не предположения, а реальный экономический просчет расходной и доходной части на перспективу. Дело в том, что первоочередная задача, которая сейчас поставлена перед компаниями фонда, – это повышение их рыночной цены. Соответственно, и новые проекты должны обеспечивать гарантированный прирост общих доходов всех госкомпаний, фонда в целом. Поэтому основной приоритет – практичность, прагматизм, глубокий рыночный расчет по каждому проекту. Окупаемость проекта на перспективу, его рентабельность, период возврата инвестиций, прибыльность, рынки сбыта – все эти вопросы должны иметь качественную экспертную проработку. К сожалению, и это не секрет, у нас много проектов, в которые были вложены серьезные капиталы, но по сей день они остаются в подвешенном состоянии. Нужно сделать так, чтобы подобные ситуации больше не возникали.

- Основное внимание общественности к фонду в последнее время связано с его социальной миссией в экономике. Об этом же, кстати, говорил и глава государства в ходе открытия индустриального форума в Астане. Президент был не удовлетворен многими вопросами, связанными с регулированием социально-трудовых отношений, с ходом социальной модернизации в стране.

- Президент совсем не случайно остановился на необходимости повышения социальной ответственности предприятий. Фонд «Самрук-Казына» контролирует более 550 крупнейших предприятий, работа которых задает определенную планку, они пример для остальных субъектов бизнеса. Социальный приоритет на сегодня – один из важнейших в деятельности фонда. Да, не всё на предприятиях делалось правильно, события в Жанаозене это наглядно показали. Сегодня мы многое анализируем, проводим работу над ошибками. Нам предстоит построить более совершенную и прозрачную модель трудовых отношений. Нурсултан Абишевич особо подчеркнул, что построение эффективной модели социально-трудовых отношений – это неотложный вопрос, который необходимо решить в рамках социальной модернизации. А социальная модернизация, как известно, – это один из главных приоритетов политики государства, обозначенных главой государства в послании-2012. И, как заметил на открытии индустриального форума Нурсултан Абишевич, он не удовлетворен темпами и качеством выполнения социальных задач послания.

Президент считает, что у нас на сегодня недостаточно развиты механизмы предупреждения и профилактики трудовых споров, не прописана ответственность за провоцирование социально-трудовой конфликтности. Проблемы с предупреждением и регулированием конфликтов, по мнению президента,  во многом обусловлены неэффективным законодательством о профсоюзах. Там нет четких рамок ответственности за выполнение коллективных договоров, более того – нет даже понятия «социальное партнерство». Президент потребовал предпринять решительные шаги по модернизации профсоюзного движения. Законы будут модернизированы. Президент потребовал внести в парламент новые нормы по регулированию социально-трудовых отношений. Будет разработана общенациональная концепция социального развития до 2030 года. Все эти доработки в законодательстве, новые законопроекты – во многом и наша работа, ведь к нашим госкомпаниям социально-трудовое регулирование имеет самое прямое отношение.

- Сегодня «Самрук-Казына» уделяет большое внимание вопросам занятости, обучения специалистов, социальным проблемам регионов. Однако на социальные программы требуются огромные дополнительные ресурсы. Госкомпании в состоянии нести это бремя с учетом возможных кризисных вызовов?

- Нужно учитывать, что единственным акционером фонда «Самрук-Казына» является государство. Холдинг стопроцентно принадлежит правительству республики, поэтому он полностью следует государственной политике, а не только рыночным соображениям. Фонд выполняет все государственные программы, намеченные президентом и правительством. Это, безусловно, оказывает значительное влияние на экономику страны. На сегодня роль деятельности государственных компаний в экономике Казахстана, конечно, не основополагающая, тем не менее она очень серьезна. Особенно это заметно в региональном развитии. В частности, экономика западных, южных регионов страны в значительной степени базируется на деятельности сырьевых предприятий. Наши нефтегазовые, урановые компании играют стержневую роль в формировании бюджетов этих областей. В некоторых районах Западного Казахстана до 90 процентов местного бюджета составляют отчисления наших компаний. Мы понимаем, что от результатов работы компаний фонда здесь будет всецело зависеть благосостояние местного населения. В советское время такие предприятия назывались градообразующими, и действительно для многих регионов и городов наши компании имеют определяющее значение. Такое положение вещей во многом и определяет ту огромную социальную нагрузку, которую несет фонд.

С рыночной точки зрения, в плане прибыльности, доходности все это, разумеется, выглядит не очень хорошо. Мы это понимаем. После выхода наших госкомпаний на IPO у них появятся частные совладельцы в лице жителей страны. И у них может возникнуть вопрос, зачем конкретной компании эта социальная нагрузка. Недавно одна из наших компаний, которая котируется на Лондонской бирже и имеет частных акционеров, поставила себе в планы переезд населения одного населенного пункта, расположенного на западе Казахстана, в другой район. Это нужно для того, чтобы оптимально использовать трудовые ресурсы. Естественно, частные акционеры выступили против. С их точки зрения, те огромные затраты, которые понесет при этом компания, экономически неоправданны. Однако, повторюсь, мы исходим не только из рыночной, но и из государственной логики, мы понимаем, что это жизненно необходимо для данного конкретного региона, и идем на такие расходы. Реалии Казахстана, с его расстояниями,  рассредоточенными рынками труда, отличаются от европейских, где об этом можно просто не думать. Там для жителей нет особых проблем проехать 300 – 500 километров на работу и обратно. Следует иметь в виду, что у нас иная социальная, инфраструктурная, транспортная специфика.

В то же время власти на местах должны понимать, что нет манны небесной, что деньги госкомпаний не просто так, с неба, падают. Мне кажется, сегодня региональным руководителям тоже следует задуматься над многими вопросами. Правильно ли они расходуют средства, поступающие в местный бюджет, а также прямые отчисления на социальные нужды от компаний фонда «Самрук-Казына»? Это немалые миллиардные суммы. К примеру, одна только НАК «Казатомпром» за последние 4-5 лет выделила на такие цели более 40 миллиардов тенге. Но куда направляют эти средства местные акиматы? На мой взгляд, сегодня необходимы детальный анализ, планирование, нужно принципиально менять подходы к расходованию этих средств. Если бюджет района в основном состоит из отчислений нашей компании, то это хорошо сегодня. У местного руководства не болит голова, где взять средства на ремонт, благо-
устройство, развитие дорожной сети и так далее. Но хорошо ли это на длительную перспективу? Акимат должен учитывать, что сама компания-донор не вечная, что запасы недр исчерпаемы. Необходимо видеть и упреждать возможные социальные последствия: отслеживать динамику рынка труда, видеть трудоизбыточность региона или дефицит определенных специальностей. На этой основе в районе, области должны действовать программы переобучения, помогающие людям найти себе применение в местной экономике. Вот куда должны направляться дополнительные бюджетные средства, поступающие от госкомпаний. Конечно, необходимо заниматься и ремонтом школ, больниц, благоустройством. Однако кроме текущих задач нужно думать и о долгосрочных проблемах. Тогда как сегодня у нас на низовом уровне, к сожалению, имеет место некий элемент социального иждивенчества. Последнее базируется на устоявшемся «потребительском» подходе, уверенности: раз деньги есть сегодня, значит, они будут и завтра. А это далеко не факт.

Мы видим, как меняются цены на нефть, газ и металлы. Да и недра наши не бездонны, это необходимо понимать. В частности, месторождения Озенской группы находятся в стадии падающей добычи. Безусловно, компании фонда делают и будут делать все возможное для социальных нужд тех регионов, где они работают. Но эта работа должна быть комплексной и системной, ориентированной на перспективу. Поэтому мы сейчас предлагаем руководству местных исполнительных органов совместно поработать над этой задачей, подумать, как усовершенствовать те социальные программы и проекты, которые реализуются при поддержке наших компаний. Безусловно, руководителям на местах виднее, они лучше знают первоочередные местные проблемы. Необходимо и школы реконструировать, и детские сады ремонтировать, и дороги улучшать. Тем более, в этих поселках живут работники наших предприятий. Тем не менее, на наш взгляд, настала пора менять старую традицию, которая на местах давно укоренилась: сколько бы ни поступало средств, у нас стремятся потратить их как можно быстрее на любые текущие нужды и проекты. Доходит до смешного. Скажем, если прямой нужды для какого-то крупного проекта в районе нет, а деньги поступили, то такой проект нужно придумать. Грубо говоря – блеснуть, выделиться, пустить пыль в глаза соседям, высоким гостям. В одном поселке выкладывают тротуарной плиткой всю центральную площадь, в другом – устраивают роскошные фонтаны. То и другое, наверное, тоже нужно. Но люди не всегда поймут эти, в общем-то, неплохие начинания, если у них нет главного – возможности достойно обустроить свой быт. Например, недавно в поездке по одному из районов мы выяснили, что здесь можно было не ремонтировать Дом культуры, который и без того находился в неплохом состоянии. А для начала следовало провести жителям питьевую воду. Рабочие спрашивают нас: почему у нас нет питьевой воды, а в это время акимат занимается культурой? Они что, не знают наших проблем? Крайне нелепая ситуация, если учесть избыток денег в местном бюджете. Всегда нужно думать о том, что первоочередно, а что – второстепенно на данный момент. Нужно отдельно планировать проекты по каждому социальному направлению.

В целом по социальному развитию у компаний фонда огромные задачи, и они планомерно решаются. Необходимо, чтобы была координация этих задач с местными бюджетными программами и проектами. Существуют специальные целевые госпрограммы, связанные с теми же школами и больницами, с ремонтом дорог, культурных объектов. На них выделяются значительные бюджетные средства. Возникает вопрос: зачем повторять те же самые начинания и проекты, которые осуществляются в рамках целевых бюджетных программ, еще и за счет средств госкомпаний? Зачем делать одно и то же дважды? Получается, как в той поговорке – «масло масляное»… Государство в принципе не может себе позволить так «распыляться», а ведь именно оно является владельцем всех компаний фонда «Самрук-Казына».

- Мы подходим к вопросу о финансовой, затратной стороне проблемы. Получается, что при прочих равных условиях деятельности на рынке социальные затраты госкомпаний, входящих в фонд, больше, чем у компаний частного сектора. Как это отражается на рентабельности вашей работы?

- Конечно, высокие социальные расходы отражаются на рентабельности самым прямым образом, и этого не следует скрывать. Тем самым компании фонда в экономическом плане поставлены в более суровые условия, чем частные компании. Однако это тот долг, который мы обязаны выполнять, осуществляя политику государства. Как мы уже отмечали, уйти от социальной ответственности фонд не может, его компании несут и будут нести все необходимые затраты. Однако нас волнует вопрос, полностью ли эти средства доходят до людей, насколько они эффективны. Сейчас данная тема, скажем прямо, вызывает озабоченность, и руководство фонда над этим серьезно думает. Нам, как я уже сказал, необходима поддержка местных властей и их комплексное видение существующей социальной проблематики. Нам нужно знать, на что тратятся деньги. Безусловно, социальные затраты сокращают рентабельность. Многие социальные аспекты и направления, которые мы поддерживаем, по своей сути являются непрофильными, не относящимися напрямую к бизнесу компании. Любой частный акционер был бы против таких затрат. Однако мы, повторюсь, исходим из государственной логики, мы понимаем, что делаем это для своего народа.

С точки зрения экономики наше планирование социальных программ, безусловно, учитывает различные сценарии развития событий, в том числе и связанные с падением экспортных цен. По большому счету большая социальная составляющая в деятельности фонда – это в рыночном плане не очень хорошо. Сегодня, в преддверии выхода на Народное IPO, этот вопрос стоит перед нами серьезно. Простые люди, если они завтра станут акционерами наших компаний, будут задавать вопросы. Например, если вы – житель Алматы – стали акционером компании «КазТрансОйл», которая работает в Атырауской и Мангистауской области и тратит на социальные программы миллиарды тенге, вы спросите: а почему, а зачем вот это финансировать, а для чего такие затраты? И вы будете правы, потому что это рынок, и вы инвестировали личные средства. Менеджмент любой госкомпании, которая выходит на IPO, должен быть готов отвечать на такие вопросы. Уже сегодня нам следует об этом думать. Неслучайно фонд ставит на государственном уровне вопрос об изменении в целом существующего формата всех этих расходов и программ. Не о сокращении, подчеркиваю, а о формировании новых подходов к планированию социальных расходов госкомпаний.

- Одним из стержневых социальных приоритетов государства сегодня является решение жилищного вопроса казахстанцев, на это ориентирована программа «Доступное жилье – 2020, в которой ваши компании активно задействованы. Как реализуется эта программа, на какие приоритеты вы здесь ориентируетесь?

- Фонд в целом закончил жилищные программы, связанные с кризисным периодом 2007-2009 годов – завершение строительства на остановленных объектах, решение проблем дольщиков. Хотя здесь были и проблемы, в целом структуры ФНБ «Самрук-Казына» справились с поставленной задачей. Сейчас презентована новая госпрограмма жилищного строительства до 2020 года, по которой фонд является основным исполнителем. О программе говорится довольно много, причем в резко претенциозном ключе. В публичном поле, в прессе можно встретить резкие дебаты, критику: многих в нашей программе что-то не устраивает. Одних не устраивает цена, других – компании, которые строят, третьих – места, которые выбраны под новые объекты. Естественно, всех чаяний желающих приобрести доступное жилье мы не удовлетворим. Но нужно отметить, что существуют достаточно четкие требования и регламенты по всем аспектам этой работы. Привлекаемая к подряду в рамках программы компания-застройщик должна иметь землю, на которой она будет возводить объект. Она должна быть рекомендована местными властями, соответственно  иметь определенный авторитет на местном рынке. Еще одно базовое условие – это соответствие конечной цены той ценовой планке, которая утверждена правительством. Цена на квадратный метр, скажем, в Астане, Караганде, Алматы, Жезказгане разная, есть определенная градация в разрезе городов и регионов. Выходить за ее рамки нельзя.

Остается надеяться, что акиматы не ошиблись в своем выборе, и мы можем рассчитывать на добросовестность строительных компаний. Основной же вопрос в другом: насколько точно мы знаем потребность в жилье по каждому региону и насколько проекты, которые осуществляет фонд, соответствуют потребностям рынка, в частности, по соотношению цены и качества? Здесь есть явные упущения. Бывает, что заявленная цена просто не соответствует местному рынку, на котором много более доступного вторичного жилья. А ведь мы тратим государственные деньги! На мой взгляд, необходимо глубже отслеживать работы по каждому объекту уже на этапе проектной оценки. На всех стадиях – от подготовки проекта до отделки и подведения коммуникаций – необходимо больше контроля, и здесь основная нагрузка, конечно, ложится на местные власти, на акимов. Именно от них в конечном счете зависит, кто и как будет строить, это их зона ответственности. Но оставлять эту работу одним акиматам, на наш взгляд, неверно. Для объективности к контролю на местах следует активнее привлекать институты гражданского общества – неправительственные организации, общественные объединения. Это позволит сделать процесс отбора подрядчиков, планирование, само строительство прозрачным и подконтрольным обществу. Как нам, так и местным исполнительным органам необходимо теснее работать с общественностью. Ведь те же акимы не в состоянии за всем уследить, а та информация, которую им кладут на стол, может быть подготовлена, отфильтрована, выстроена в определенном формате, выгодном какой-либо фирме. Не секрет, практически в любом регионе у нас есть предпосылки для разного рода непубличных отношений между местной властью и бизнес-сообществом, для лоббизма в худшем его смысле, когда решения принимаются непрозрачно, келейно. Привлечение гражданских структур, НПО изменит эту ситуацию в корне, потому что любые решения еще на этапе согласования проекта станут полностью публичными. Это позволит свести к минимуму коррупционный фактор, который, к сожалению, потенциально может иметь место практически везде, где бизнес-проекты осуществляются на средства государства.

- Дархан Аманович, перейдем к внутренней социальной политике фонда «Самрук-Казына». Не так давно с учетом опыта конфликта в Жанаозене в вашей структуре был создан отдельный Центр социального партнерства, который занимается вопросами трудовых отношений. Здесь идут большие реформы, недавно центр выступил с инициативой вводить личную ответственность руководителей предприятий за трудовые конфликты. Какую модель отношений с  работодателем строят компании фонда?

- Да, реформы есть, они назрели, хотя нельзя сказать, что ранее компании группы «Самрук-Казына» никак не работали по социальному партнерству. На всех наших предприятиях есть HR-службы, в большинстве компаний разработаны добротные коллективные договоры, действуют обширные социальные программы. Основной вопрос, на мой взгляд, заключается в другом. Во-первых, мы видим, что до последнего времени в социально-трудовой сфере действовал формальный подход. Во-вторых, что не менее важно, – в трудовых отношениях компаний со своими работниками не было единой системы. Нельзя сказать, конечно, что теперь, когда этим в фонде занимается специальная структура, такая система уже есть. Но, по крайней мере, есть движение в этом направлении.

По большому счету, что мы изначально имели? Привычный, в общем-то, формат «карманного» профсоюза, написанный по стандартным клише коллективный договор. Как результат, работники в принципе не задумывались о том, что у них могут быть какие-то права. Система действовала в устоявшемся режиме, будучи непрозрачной в своей основе. Действовала, пока не начались сбои, что называется, снизу. Типичным примером как раз явилась история с забастовками в Жанаозене, которые продолжались не один год. Что там получилось? Не имея эффективных инструментов для того, чтобы погасить конфликт в правовом поле, компании, работающие в рамках ОМГ, долгое время регулярно шли бастующим на уступки. Так продолжалось долго. В конечном счете оказалось, что ситуация развивается по замкнутому кругу, по спирали: одна забастовка, вторая, пятая… Требования удовлетворяются – проходит время, и снова забастовка… Проблема ведь была не в том, что в какой-то момент, подсчитав зарплаты бастующих, которые оказались самыми высокими в отрасли по Казахстану, в компании сказали: «Хватит». Проблема была в том, что за весь период противостояния не было выработано эффективного инструмента диалога между компанией и рабочими. Если бы последние могли поставить и решить свои вопросы путем такого диалога, они не выходили бы на площадь. Вот такие инструменты мы сегодня как раз и формируем через социальное партнерство.

Анализируя опыт, и не только по Жанаозену, мы пришли к выводу: руководители компаний, особенно тех, которые работают в регионах, должны больше контактировать с коллективами. У людей должна быть возможность непосредственно общаться с руководством. Это автоматически снимет множество проблем, возникающих на низовом уровне. Анализ, который мы провели, показал, что вопросы зарплат, вообще материальные, экономические требования для наших рабочих стоят далеко не на первом месте. Главное, что волнует людей в коллективе, это справедливость. Ведь причиной  массового недовольства может стать любое волюнтаристское решение. Например, некий средний менеджер, начальник цеха или участка, устроил на какую-либо должность своего родственника, предварительно выжив с нее под надуманным предлогом сильного и достойного профессионала. Что греха таить, даже на небольшом предприятии подчас бывают подобные вещи, разного рода интриги, подсиживания. Тем более это не редкость в огромных многотысячных коллективах. Но если просто есть проблема, это только полбеды. Людей интересует, как решить эту проблему, как добиться справедливости. Именно здесь и заключается основная угроза. Когда нет прямого канала для разрешения проблем, когда руководство оторвано от коллектива и не слышит его голос, это создает условия для напряженности. Напряженность накапливается, а диалога все нет. Это тупиковый путь. Рано или поздно градус недовольства станет критическим, и чтобы выпустить пар, коллектив может пойти на крайние меры – как в Жанаозене.

А ведь проблема по сути своей элементарна. Чтобы низовой управленческий персонал действовал справедливо, достаточно наладить прямой канал связи высшего руководства предприятия с рядовыми работниками. И все. Когда все прозрачно, когда о любом вашем поступке, даже о неосторожном резком слове может моментально узнать первый руководитель, вы будете работать очень серьезно и взвешенно. Вот истина, проверенная во многих западных компаниях: если деятельность каждого низового менеджера прозрачна и подконтрольна, то подсиживаний в коллективе нет. Это изобретение в работе с людьми, между прочим, не новое, ему уже не один десяток лет. Когда-то для такой прямой связи существовали ящики для писем, которые стояли на проходной. А при нынешних технологиях коммуникации держать связь с коллективом вообще не составляет труда: можно открыть официальный блог в Интернете, есть электронная почта… Было бы желание быть ближе к людям. И еще, конечно, – строгий спрос «сверху». Для того чтобы руководители повсеместно наладили такую связь, и чтобы регулярно отчитывались перед фондом, мы сегодня готовим обширный пакет предложений.

- Очевидно, что это не просто рабочие предложения, это должно иметь формат законодательной инициативы…

- Да, мы подошли к необходимости проработать с правительством, с нашими законодателями целый пласт вопросов, затрагивающих сферу социально-трудовых отношений. Это, в частности, формирование единых социально-трудовых стандартов и уровней оплаты труда, определение критериев оценки руководства предприятий, создание более эффективной модели взаимодействия с профсоюзами и многое другое. Это огромная работа, которую инициировал фонд «Самрук-Казына» и которую нам предстоит провести в тесном взаимодействии с государством. Социально-трудовые отношения – это для руководства фонда один из основных приоритетов на сегодняшний день. Эта работа уже идет, и больше всего нам бы не хотелось видеть отношение к ней, как к какой-то очередной кампании. Необходимо выстроить четкую и прозрачную систему отношений на всех уровнях. Мы понимаем, что необходим строгий баланс интересов. Да, нельзя ущемлять интересы рабочих, но в то же время нельзя и создавать предпосылки для социального иждивенчества.

Сейчас в критерии оценки деятельности руководителя компании мы вводим такое понятие, как ответственность в сфере социально-трудовых отношений. Руководитель обязан знать, какие в коллективе существуют конфликты – разрешенные и не разрешенные, потенциальные и уже возникшие. Вводятся регулярные отчеты руководителя компаний перед трудовыми коллективами. Все это для нас не есть что-то радикально новое или революционное, это мировая практика. Со стороны руководства нужно больше простого человеческого общения, это всегда позволит знать пожелания и чаяния персонала.

Центр социального партнерства активно работает, сейчас он занимается формированием социальной карты предприятий фонда «Самрук-Казына». Для Казахстана это первый подобный опыт за десятилетия независимости. Многие вопросы центр прорабатывает впервые, среди них формирование пула переговорщиков на местах, мониторинг социально-трудовых отношений, критерии оценки руководства компаний в сфере социально-трудовых отношений и многое другое. Недавно в фонде состоялось первое расширенное совещание по всем этим вопросам. Тщательно изучен опыт социального партнерства в одной из наших ведущих компаний – Air Astana, поскольку это предприятие западного формата. Сегодня необходимы единые требования и критерии для руководства всех компаний фонда. Хотя, правда, проблема в том, что предприятия разнородны, у них неодинаковые возможности заниматься внутренним социальным мониторингом. Тем не менее двигаться вперед необходимо, слишком высока социальная и политическая цена вопроса. В подразделениях и структурах ФНБ «Самрук-Казына» работает более 300 тысяч человек. С учетом членов их семей работа предприятий фонда напрямую затрагивает интересы как минимум миллиона казахстанцев.

http://dknews.kz


Нравится

Комментарии

читатель

Болтун и хапуга нового поколения.Посмотри сам свой коллектив кто там работает необразованные сынки друзей твоего папаши и их девчонки с незаконченным колледжом вокруг себя сначала убери, а не о Жанаозене рассуждай нос не дорос еще!!!!


Добавить комментарии

Анонимно      

Другие портреты

Андрей Чеботарев
директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»
Возможно, произойдут кадровые изменения на ключевых государственных постах
МЫРЗАХМЕТОВ АСКАР ИСАБЕКОВИЧ
Первый заместитель председателя партии
Партия "Нур Отан"
АРЫСТАНБЕК МУХАМЕДИУЛЫ
Министр культуры и спорта Республики Казахстан
Министерство культуры и спорта Республики Казахстан

Последние комментарии

Аноним
12 декабря 2017 / 15:19
Радоваться надо что толкают на светский путь развития
Ерлан М.
9 декабря 2017 / 23:08
Уважаемые сограждане, Хотелось бы пожелать нашему президенту побольше физических и духовных сил и энергии во всех его делах! Мы в свою очередь должны быть одними из тех кому он может доверять и рассчитывать на поддержку. Ведь в данный момент наша страна в лице президента выходит на новый этап на внешне политической арене. Давайте будем побольше ...
7777
7 декабря 2017 / 13:00
Зачем писать подобный бред? Алаш, - это не партия,т.к. у нее отсутствуют все признаки партии. Алаш, - это не национализм, т.к. национализм свойственен, буржуазным течениям, по защите собственного рынка, и протекции отечественного производителя, а подобного у казахов не было. Алаш, - это не демократия, т.к. делегатов Всекиргизского съезда НИКТО не в ...
© 2012-2015. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане