Перейдём на латиницу – соберём вместе все тюркские племена

18 февраля 2013 / 17:52
80393 0
Герольд БЕЛЬГЕР
писатель

Герольд Карлович Бельгер более 40 лет представляет немецкую литературу в Казахстане. В нашей стране его знают и как переводчика с казахского языка, которым он владеет с детства. 78-летний писатель, поддерживая переход на латиницу в целом, предупреждает об опасностях, подстерегающих нас на этом пути.

– Герольд Карлович, как вы считаете, время для дискуссий о переходе на латиницу выбрано подходящее?

– О времени я скажу вот что. Мы зашли в тупик. Пускаем пыль в глаза, встаём на цыпочки, чтобы придать себе значимости. ЭКСПО-2017, тои-шоу, саммиты-форумы – кого мы обманываем? Сами себя. Люди стараются не думать о завтрашнем дне и довольствуются тем, что у них есть. Самый, я бы сказал, пассивный народ в Казахстане сегодня – русский. Совсем не знают, что происходит вокруг, и ни на что не реагируют. Корейцы тоже. Немцы тоже. Казахи варятся в собственном котле. Это трагедия, которую не все осознают.

Что такое независимое государство, толком никто не понимает, и власть, похоже, не заинтересована в том, чтобы народ это знал. Таков общий план, на котором происходят какие-то мелкие движения, а фактически ничего не делается. Одна стыдобушка сверху донизу.

Что касается казахстанской литературы, которой реформа письменности коснётся в первую очередь, то она в глубоком упадке. Раньше мы гордились тем, что наша литература многонациональна. Русской литературы в Казахстане уже почти нет. Отдельные стишки, отдельные проблески погоды не делают. То же можно сказать и о литературе других народов – она деградирует. Подражательность вышла на первый план. Кому подражают? Улицкой, Донцовой, Марининой, Акунину и другим представителям коммерческой литературы. А коммерческая литература недалеко стоит от коммерческого секса.

Как степь, ровна и безмятежна самая близкая мне по духу казахская литература. Там-сям небольшие холмы – и всё. А должны быть и горы, и пики, и утёсы. «За пятьдесят лет, – пишет в своей книге профессор Сагымбай Козыбаев, – в казахской литературе не появилось ни одной вселенски значимой фигуры». Действительно, и 50, и 60, и 70 лет назад мы с гордостью называли имя Мухтара Ауэзова. И сейчас называем его же. Других – равных по величине – у нас нет.

Конечно, если смотреть с аульной кочки, то даровитых писателей вокруг сотни. С московских Воробьёвых гор с трудом разглядишь пять-шесть, с французской Эйфелевой башни – двух-трёх. А выше поднимешься – хоть глаза прогляди, не увидишь никого. Таков уровень современной казахской литературы. Абдижамил Нурпеисов, Абиш Кекильбаев, Дулат Исабеков, Тынымбай Нурмагамбетов, Ролан Сейсенбаев и ещё 20–30 писательских имён, которыми Казахстан может гордиться, я могу назвать. Это хорошие писатели (некоторых даже переводят на иностранные языки), но не великие.

– Тем не менее премии, в том числе и Государственная, нашим литераторам присуждаются регулярно…

– Тут вообще чепуха получается. Из года в год выдвигаются одни и те же люди – по шесть, по семь, один даже восемь раз выдвигался. Я этот механизм хорошо знаю, потому что лет двадцать был членом комиссии по присуждению Государственной премии. Так вот, премии даются не за выдающиеся произведения. Кто, чей, откуда, чьи пороги обивает, кому и сколько даёт – это играет первостепенную роль. А читать выдвиженцев необязательно. Один Мурат Ауэзов прочитывал всех и приходил на заседания с целой коробкой записей. Мне, тоже делавшему заготовки для выступлений, покойный Кадыр Мырзалиев говорил: «Ты что, Гера, хочешь что-то сказать? Зачем? Сразу будем голосовать, без обсуждений».

Два года назад никому из литераторов премию не дали, и это был правильный подход – нельзя такие вещи обесценивать. Но писатели остались недовольны. И в этот раз премировали двоих – Айтова и Досанова. Я знаю обоих, и поощрять от имени государства не стал бы ни того ни другого. Но это что! Казахстанский союз писателей не придумал ничего лучше, как дать премию «Алаш», которую к тому же назвали международной, 42 литераторам одним махом. Что же это за литература, в которой премии присуждаются целому колхозу? И что это за премия, которую дают всем подряд?

И вот с таким багажом мы собираемся переходить с кириллицы на латиницу.

– Вы за или против?

– «За» не только я, «за» был ещё Петр 1. Этот вопрос стоял всегда. Троцкий был за переход на латиницу русского языка. Ленин сомневался, но тоже считал это возможным. И сегодня в России слышны голоса, призывающие переходить на латиницу, особенно в науке в технике. Я лет десять-пятнадцать назад был одним из самых горячих сторонников латиницы применительно к казахскому языку. Я думал: перейдём на латиницу – соберём вместе все тюркские племена. Будет единая тюркская культура, единая орфография. Для меня это очень важно: я сторонник сближения тюркских народов, ибо сердцем чувствую тюркскую цивилизацию. Хотя, хорошо это понимаю, без кириллицы не обойдусь. Без русской культуры, если её исключить, в мировом культурном пространстве мало что останется.

Недавно получил из Турции новое издание поэмы «Кыз Жибек» на казахском и турецком языках. Казахский вариант сделан на латинице. Попробовал читать: получается медленнее, чем обычно, но со временем можно привыкнуть.

– Однако есть нечто, что вас настораживает?

– Даже президент говорит, что немного опасается этого процесса. Наверное, поэтому для перехода на латиницу выбран далёкий 2025 год. Но горячие головы подхватили эту идею, малограмотные, мало понимающие, национально-одурманенные люди стали кричать: «Чем раньше перейдём, тем лучше». И я немного заколебался. Раз национал-патриоты так горячо поддерживают эту идею, значит, они не всё понимают, не всё продумали и прочувствовали. А трудности будут колоссальные. Первые три-пять лет мы будем пятиться назад. Сильно будем пятиться. Мы и так не впереди планеты всей, а тут и вовсе отстанем. Алфавит надо будет учить заново и старым и малым. Сложившуюся в головах систему восприятия культуры, цивилизации придётся ломать. И в наших думах, и в наших душах такая неразбериха будет, какой нацпатриоты и представить себе не могут. Нельзя исключать даже расслоения среди казахов, о чём бьёт во все колокола Мухтар Шаханов.

Я много раз бывал в Ташкенте и знаю, как узбеки переходят на латиницу. Уже лет десять переходят и никак не могут перейти. Туркмены, азербайджанцы тоже в сложной ситуации. Короче говоря, я за переход, но без спешки. Надо сделать большую подготовительную работу, приучить сознание, апробировать латиницу, может быть, в одной области, в одной школе, в одной газете. На это нужно не пять и не десять лет, а пятнадцать, двадцать, тридцать. А потом видно будет. Может, к тому времени появится смысл не на латиницу, а на китайские иероглифы переходить.

И всегда надо ставить главный вопрос: кому и чем навредила кириллица? Кто испытал от неё горе или неудобства? Я считаю, никому кириллица не мешает. А вот с латиницей надо быть начеку. Многие мои казахские друзья говорят, что с переходом на латиницу наступит конец всему казахскому. Я не так категоричен, но подумать есть над чем.

– Наверное, и чисто технические трудности могут возникнуть?

– Конечно. Когда в России отказались от таких знаков алфавита, как «ять» и прочие, четырёхтомную «Войну и мир» стали издавать в трёх томах. «Путь Абая» сейчас вмещается в четыре книги, а при переходе на латиницу их будет семь. Всё начнёт разбухать. Вместо одной буквы «щ», например, придётся писать четыре буквы. Не знаю, кто будет читать многотомную классику, когда и сейчас она мало востребована. А кто будет её переводить на латиницу? Мы столкнёмся с серьёзной нехваткой кадров.

Ещё не решено, на каком из вариантов латинского алфавита мы остановимся, но любой из них может преподнести «сюрпризы». Вот казахский вариант. Букву «ш» в нём предлагается писать как S с черточкой вверху. А мелкие детали имеют обыкновение теряться, и получается невесть что. В сегодняшнем начертании казахское слово «улы» означает «ядовитый», а то же слово через «у» с чёрточкой переводится как «великий». Сколько людей из-за этой чёрточки пострадало, когда «великий Сталин» превращался в «ядовитого»!

На каждом шагу нас подстерегают проблемы, которые придётся решать. С бухты-барахты перейдем на латиницу – будет катастрофа.

Сказано ведь: спешка – шайтаново дело.

Источник: газета "Мегаполис"


Нравится

Комментарии

Комментариев нет

Добавить комментарии

Анонимно      

Другие портреты

Гульмира Илеуова
Президент ОФ «Стратегия»
Гульмира Илеуова: "Какая страна - такие эксперты"

Последние комментарии

Дархан
24 ноября 2017 / 17:35
как у нас любят все перевернуть и искать все самое плохое в каждой новости. Изучите для начала, вникните. Что за узкий кругозор.
Варя
24 ноября 2017 / 17:32
Пора перестать видеть во всем минусы, ребята. Больше позитива
Алина
24 ноября 2017 / 17:26
Латиница объединяет людей)))
© 2012-2015. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане