Без идеологии армия превратилась в хозяйство по зарабатыванию денег

1 апреля 2013 / 17:48
4103 2
Манас МАГУЛОВ
полковник запаса, член Совета ветеранов Вооружённых сил РК

Идеология и патриотизм армии нужны не меньше, чем танки и автоматы – уверен наш собеседник полковник запаса, член Совета ветеранов Вооружённых сил Манас Магулов. Иначе человек с автоматом не знает главного – кого он защищает. Увы, именно на идеологическом фронте в армии образовались самые большие провалы, считает полковник Магулов.

– Манас Бадыханович, сегодня Совет ветеранов Вооружённых сил инициирует создание Концепции по организации идеологической работы в Вооружённых силах. А что прежние документы устарели? Идеологическая работа в армии проводится не на должном уровне?

– 19 января 2013 года исполнилось двадцать лет со дня выхода Указа президента «О создании института заместителей командиров по воспитательной и социально-правовой работе в Вооружённых силах Республики Казахстан». С тех пор прошло более 20 лет. За это время в стране было принято две Конституции, три военных доктрины, две стратегии по развитию Казахстана до 2030 года и до 2050 года, но никто до сих пор не разработал фундаментальную программу по идеологической работе в армии. Многие из тех, кто служил раньше, ушли на заслуженный отдых. Кто теперь будет проводить идеологическую работу в армии? Что нужно делать дальше? Мы убеждены, что нужно разработать новую концепцию по организации идеологической работы в Вооружённых силах.

– Получается, в армии сегодня возник идеологический вакуум?

– Увы, сегодня у нас отсутствует единая идеологическая цель воспитания военнослужащего. Министерство обороны, погранвойска, внутренние войска работают сами по себе. А в Министерстве обороны дошли до того, что должность заместителя министра по воспитательной и социально-правовой работе попросту сократили. Это привело к тому, что идеологическая работа в армии практически прекратила своё существование. Мы не проводим работу по патриотическому воспитанию военнослужащих, у нас не создаются кружки художественной самодеятельности, нет художественной литературы об армии, за последние двадцать лет не выпущено ни одного фильма о казахстанской армии, не издано ни одной книги о казахстанских офицерах. Естественно, у нас проводятся какие-то конкурсы к юбилеям, однако и они не охватывают все области.

В результате молодёжь даже не знает, зачем она пришла в армию, что от неё требуется. А вот как зарабатывать деньги в армии они знают. Вот это самое главное, что упущено в идеологической работе. Армия превратилась в хозяйство по зарабатыванию денег, хотя цели у неё совсем другие.

– Вы сейчас имеете в виду контрактников?

– В последнее время у нас возникла иллюзия, что за счёт контрактников можно создать практически всю армию. На последнем совещании начальник Генерального штаба заявил, что доля военнослужащих, работающих по контракту, в казахстанской армии достигла 70%. Это явный перебор. На мой взгляд, контрактников должно быть максимум 30%. На чём основано моё утверждение?

Контрактники получают большие должностные оклады, и делать из него рядового механика-водителя, снайпера, связиста нельзя, поскольку поработает он год, максимум два, а затем переложит свои обязанности на того же молодого солдата. А это приводит к дедовщине, как это было в пограничных войсках. Это во-первых. Во-вторых, государство должно создавать мобилизационный резерв. Те солдаты, которые уходят со срочной службы, и составляют мобилизационный резерв на случай войны и других экстремальных ситуаций. Если же мы будем создавать армию только за счёт контрактников, то мы получим армию потребителей. Армия создаётся не для того, чтобы платить большие денежные довольствия, армия создаётся для того, чтобы защищать государство.

– А, может, ну её, эту идеологию, неужели армия без неё не проживёт?

Сейчас в армии вся идеологическая работа свелась к воспитательной работе, сосредоточилась на недопущении нарушения дисциплины. Но, извините, дисциплина есть и в детском саду, и в школе. В армии дисциплина нужна для того, чтобы выполнялся приказ командира, а не для того, чтобы всё было тихо.

– Поймите, конечная цель армии – это защита Отечества, это ведение боевых действий, что неминуемо связано со смертью, с гибелью людей. А отправлять людей на смерть только приказами, без аргументированной идеологии не так-то просто. У каждого человека только одна жизнь и отдавать его без сильного убеждения он не будет. В русской армии, к примеру, при царе Петре Первом законодательно был закреплён лозунг «За веру, царя и Отечество!», который просуществовал вплоть до Октябрьской революции 1917 года. Военный человек без идеологии не знает, кого он защищает. Сегодня для молодых ребят служба в армии превращается в отбывание срока. Это для солдат срочной службы, а для контрактников и офицеров – это место для зарабатывания денег, и не малых денег. Государство тратит на армию огромные средства – только в этом году на её содержание выделяется свыше 300 млрд тенге, однако из-за отсутствия должной идеологической и патриотической работы эти деньги уходят впустую.

Это подтверждается многими должностными преступлениями, которые совершают высокие военные чины.

У нас сейчас все живут в эйфории в твёрдой уверенности, что никакие военные конфликты нам не грозят. И как будто забывают, что в следующем году из Афганистана уходит американский военный контингент, а вот вся военная техника там остаётся. И эта техника не пригодна для сельского хозяйства, она пригодна только для войны. Что с этим делать будут афганцы, особенно талибы, когда придут к власти? Куда они её денут? Естественно, они будут применять её против сопредельных государств. Первым на их пути стоит Узбекистан, второй – Казахстан. И уповать на то, что они оценят наше миролюбие, межнациональное и межконфессиональное согласие, царящее в Казахстане, не приходится.

Второй вероятный противник – Иран. Года через два он покажет, на что способен. У него практически готово ядерное оружие. Иран имеет непосредственные стратегические цели на Каспии, поскольку он был недоволен тем, что при разделе бассейна Каспийского моря ему дали всего 12%. Это недовольство завтра вырастет в претензию, а претензия может привести к военным действиям. Однако в казахстанской армии ни слова не говорится о существовании потенциальных угроз безопасности.

Молодые солдаты, с которыми встречаются члены Совета ветеранов, даже не знают, в каких подразделениях они служат, какая основная задача перед ними стоит, как они должны действовать в случае внезапных боевых действий, в каком отношении находится сопредельный противник. Сейчас в армии вся идеологическая работа свелась к воспитательной работе, сосредоточилась на недопущении нарушения дисциплины. Но, извините, дисциплина есть и в детском саду, и в школе, но там задачи совсем другие. В армии дисциплина нужна для того, чтобы выполнялся приказ командира, а не для того, чтобы всё было тихо.

– И что же вы предлагаете взамен устаревшей идеологии, кто будет разрабатывать этот основополагающий идеологический документ?

– Одного разработчика быть не должно, иначе каждое ведомство будет тянуть одеяло на себя. Концепция идеологической работы должна быть плодом коллективного разума. На мой взгляд, необходимо под эгидой руководящей партии страны НДП «Нур Отан» создать рабочую группу из представителей всех силовых структур, представителей общественности, историков, депутатов парламента и в течение 5–6 месяцев разработать этот документ.

– Настораживает, что идеологическая платформа для армии будет формироваться под эгидой «Нур Отана». А ведь согласно Конституции страны в армии не допускается создание организаций политических партий.

– Проведение политической работы в армии не сводится к созданию там партийной организации. Так что это не противоречит Конституции страны. То, что надо применять термин «политическая работа», – так это принято в идеологической работе армий многих стран: Китае, Турции, США, ФРГ. Посудите сами: если можно ещё воспитывать юнцов 18–20 лет, только что призванных в армию, то как заниматься воспитанием зрелых мужчин, которые давно имеют свои семьи, руководят воинскими коллективами? Им нужно определять задачи исходя из политики руководства государства. А это всегда называлось политической работой.

За последние двадцать лет не выпущено ни одного фильма о казахстанской армии, не издано ни одной книги о казахстанских офицерах.

Просто предлагаемую проводить в войсках политическую работу не надо путать с политической работой КПСС советской эпохи с её парткомами и парткомиссиями. Надо решительно уходить от стереотипов, что «всё советское – это плохое». Как раз наоборот – идеологическая и пропагандистская работа в советское время проводилась на должном уровне. Нужно чётко определить и разделить эти понятия.

– Хорошо, предположим, что ваша идея получит одобрение и концепция идеологической работы в Вооружённых силах будет разработана. С чего же должна начинаться идеологическая работа в армии?

– Вот как было раньше, в советское время, когда солдат шёл в армию. У него было сразу 18 льгот. Первое, если он работал, за ним сохранялось рабочее место. Второе, если стоял в очереди на жильё, очередность сохранялась. Если был женат, жене выплачивалось разовое пособие, ребёнок устраивался в детский сад. Если жена безработная, её устраивали на работу. И так далее. То есть автоматически срабатывал весь перечень льгот. И он, естественно, зная, что его жена, семья, родители находятся под защитой государства, мог отдать за Родину и жизнь.

Может быть, проще было бы распустить такую армию и нанять по контракту, скажем, израильских военных. Нас и так одевает Китай, кормит Россия, пусть тогда защищают израильтяне. Нет, мы хотим, чтобы у нас была своя армия, а чтобы армия была боеспособной, нужны не только деньги, но и здоровая идеология.

СПРАВКА "МЕГАПОЛИСА"

Манас Магулов – полковник запаса. Окончил в 1977 году Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище, в 1993 г. – Военно-политическую академию им. В.И.Ленина в г. Москве. Прошёл все политические должности от заместителя командира роты по политической части до заместителя командующего войсками Южного военного округа по воспитательной и социально-правовой работе. Командовал полком и бригадой внутренних войск МВД РК, работал главным инспектором Главного инспекционного управления Штаба МВД РК, был начальником организационно-аналитического отдела Республиканской гвардии Республики Казахстан.

Источник: Мегаполис


Нравится

© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане