«О Кабмине Масимова, последней сессии АНК, Службе государственной охраны»

5 мая 2014 / 9:32
3063 0
Максим Казначеев
Политолог

Интервью с политологом Максимом Казначеевым.

Какие основные акценты стоит выделить из последней сессии АНК?

К сожалению, то мероприятие, которое прошло, не дало ответа на основные моменты работы госорганов в сфере регулирования межэтнических и межконфессиональных отношений. Мы увидели основной набор деклараций, которые, к сожалению, не сопровождались достаточным набором инструментов и механизмов реализации. Если мы говорим об АНК в целом как об одном из институтов, который регулирует все эти процессы, при всем при этом у него нет практических рычагов для реализации принимаемых решений в данной сфере ответственности. По большому счету органам власти необходимо озаботиться созданием соответствующей структуры исполнительной власти. Например, Агентство по национальному строительству или Агентство по регулированию межэтнических отношений. Примерно по аналогии с Агентством по делам религии. То есть до тех поры пока подобной госструктуры не будет создано, у органов исполнительной власти не будет доставать механизмов для реализации принимаемых политических решений. К сожалению, в рамках последней сессии АНК подобные вопросы не обсуждались. Мне кажется, что один из индикаторов того, что обсуждение процессов в межэтнической сфере остается на уровне деклараций. До тех пор пока нет исполнительного органа власти в этой сфере, говорить об эффективности решений возникающих проблем не приходится.

На уровне акиматов есть такой институт – малая ассамблея народа Казахстана. Выходит, что они не чем не занимаются?

Фактически они, будучи структурой подчиненной АНК, также больны той же самой проблемой: нет инструментария для работы. Их взаимодействие по линии общественных организаций, работающих в межэтнической сфере, представляется недостаточно эффективной. В любом случае необходимо решать вопросы с внесением субъектности в это поле. Я приведу предельно простой пример. Можно взять человека на улице, спросить о его этнической принадлежности, а затем сказать, знает ли он, кто представляет его интересы в АНК. Нет субъектности. АНК работает сама по себе. Лидеры, которые представляют ту или иную этническую группу в АНК, не обладают достаточной легитимностью в глазах простых граждан. Будучи представителями общественных организаций, они представляют только самих себя и членов организаций. Поэтому возникает большая проблема. К примеру, лидер Ассоциации русских и казачьих объединений выходит и начинает вещать от имени данных этносов, но он не уполномочен выступать от их имени: у него нет мандата. Соответственно те вещи, которые он декларирует и массовые настроения могут не совпадать. Это серьезнейшая проблема.

Возвращаясь снова к президенту. Недавно он заявил о проведении амнистии капиталов. Как думаете, какие еще цели преследует амнистия?

Она уже проводится не в первый раз. Это уже третье мероприятие. Здесь ставится основная задача – облегчить сейчас процедуру введения всеобщего декларирования доходов. То есть некое обнуление текущих правил игры, выведение всех процессов в сфере фискальной политике, в сфере декларирования имущества граждан, то есть выведение на некий общий знаменатель, от которого начнется новый отчет. Другое дело, что большей части граждан – 90-95% декларировать особо нечего. Есть некая узкая группа людей, которая оказывает сопротивление введению практики всеобщего декларирования доходов и это есть попытка некоторым образом внутриэлитное, может быть даже, внутрибюрократическое сопротивление, отчего потребовало подобный шаг в виде амнистии капиталов.

В контексте элиты как вам представляется создание Службы государственной охраны?

На самом деле говорить об эффективности созданной структуры пока рано. Необходимо посмотреть окончательный набор функций. Но, как мне представляется, созданная структура ставит перед собой задачу - сбалансировать уже имеющиеся силовые структуры – КНБ и МВД в первую очередь. Фактически объединение СОПа и Нацгвардии говорит еще и об увеличении возможностей игрока, который мог бы потенциально сбалансировать силовые структуры.

Говоря о функциях, они ведь останутся прежними и задачи также?

Эти функции как базовые останутся, но объединение структур говорит об увеличении функционала. Интересно посмотреть, какие будут новые функции у них.

А какие будут, как думаете?

По логике, на мой взгляд, будет расширение регионального представительства, подразделений. Пока об этом говорить рановато, потому что подразделения республиканской гвардии находится в городах республиканского значения – Алматы и Астане. По логике Служба государственной охраны должна расширять свою сферу компетенции на всю республику, как минимум, на областные центры.

До реформирования эффективность была высока?

Были территориальные подразделения СОПа, но небольшой штат, чего уже не скажешь про текущую ситуацию с новой структурой.  Сейчас можно ожидать, что численность новой структуры будет увеличиваться за счет наращивания в областях.

Давайте поговорим об оппозиции в Казахстане. Какие видите перспективы у нее?

Те процессы, которые мы наблюдаем на протяжении последних полутора лет, говорят, что АП ведет зачистку в оппозиционном поле. Из него выводятся мало-мальски дееспособные игроки. Они не подконтрольны либо радикально настроены. Во-вторых, в прошлом году было ужесточено законодательство за организацию различного рода протестных акций. Сейчас не одна из системных оппозиционных групп не решится выступать координатором и организатором подобного рода действий, потому что это будет нести за собой прямые последствия вплоть до уголовного заключения. Теперь что происходит сейчас? Данная тенденция сохраняется. Говорить о консолидации оппозиции, на мой взгляд, несколько проблематично, потому что фактически легитимный игрок на этом пространстве ОСДП, – даже в таком усеченном формате и фактически имея карт-бланш на работу в протестной среде, не может консолидировать все оппозиционные структуры. Даже на уровне НПО, не говоря уже о других крупных фигурах.

В чем основная проблема консолидации?

Дело в том, что разные протестные группы завязаны на разные группы влияния, в том числе интегрированные в нынешнюю власть. Соответственно политические цели различаются. Для групп, которые стоят за Жармаханом Туякбаем, стоят одни цели. Для групп, которые работают Булатом Абиловым, - у них другая повестка. Группы, которые завязаны на Мухтара Аблязова, уже зачищены. Выходит, что у них всех разные политические повестки, и они фактически работают в параллельных реальностях, которые слабо пересекаются.

Есть такой тезис – народ аполитичен. Как завлечь такой электорат?

Более или менее интересуются политикой в межэлекторальный сезон не более 15% населения. Эта доля в принципе справедлива не только для Казахстана, но и для многих стран мира. То, что мы наблюдаем, - буря в стакане воды. Но потом когда начинается электоральный сезон, эти 15% начинают выступать в качестве лидеров общественного мнения. Как мне представляется, в межэлекторальный период политические партии, госструктуры, НПО должны работать не только на охват населения, а сколько работать на закрепление своих позиций в этой среде 15% политически активных граждан. Потому что они выступят инструментом влияния на более пассивную часть населения.

Такой же сценарий можно было наблюдать и на Украине?

В пик Майдана число активных людей не превышало и 10-х долей от численности населения. Здесь работа только с лидерами мнения и политически активной частью населения.

Напоследок, какие можете заметить итоги работы премьера Карима Масимова?

Закрытый характер проведения заседаний правительства вызывает наибольшее количество нареканий и вопросов. Ведь по большому счету, когда он пришел в Кабмин, были прагматичные ожидания, что имидж эффективного экономического кризис-менеджера позволит Казахстану компенсировать те негативные моменты в экономике и социальной сфере, которые стали наблюдаться с этапа девальвации. И сам по себе факт девальвации рассматривался как откровенный индикатор кризиса, в рамках которого надо было вводить свежие силы. Надо отметить, что закрытые заседания мотивируются нелогичными вещами. То есть, как сказала вице-премьер Абдыкаликова, у нас повышается оперативность принимаемых решений, поэтому у нас закрытый формат проведения заседаний. Аргументация не выдерживает никакой критики, нет никакой взаимосвязи между закрытостью принимаемых решений и оперативностью реализации. Исходя из этого, можно сделать несколько выводов. Первое – правительство Масимова хочет проводить обсуждение нового блока непопулярных социальных инициатив, которые однозначно, в случае выхода в публичное пространство, будут приводить к росту социального напряжения. Второе – попытка закрыть процесс принятия решений от внешних глаз свидетельствует о том, что у правительства нет никакой новой стратегии экономического развития. В этой ситуации Кабмин Масимова обречен на ситуативное реагирование. Фактически не имея старой экономической концепции, сейчас они показывают полную неэффективность. В этой ситуации признаться, что ничего нового нет, – это подорвать свой имидж эффективного кризис-менеджера. Разумеется, на это пойти Карим Масимов не может. Третий фактор – мы все помним, как в конце прошлого года примерно в октябре-ноябре по позициям правительства Серика Ахметова был нанесен мощный удар от госСМИ. Была критика президента, которую пытались смикшировать. Карим Масимов, как мне представляется, рассматривает это как фактор борьбы внутриэлитных групп. Понятно, что только завершился момент перехода с позиции руководителя АП в Кабмин, у Карима Масимова есть определенный период, когда он от подобного рода атак защищен. То есть его политические оппоненты не готовы использовать эти методики против него. Но что будет, когда пройдет квартал или полгода? Возможно, на это и рассчитана эта инициатива, то есть попытаться максимально сузить для политических конкурентов информационные потоки внутри Кабмина. 

 

Записал Халил МУКАНОВ


Нравится

Комментарии

Комментариев нет

Добавить комментарии

Анонимно      

Другие портреты

ЕСИМОВ АХМЕТЖАН СМАГУЛОВИЧ
Председатель правления
АО "НК АСТАНА ЭКСПО-2017
Андрей Чеботарёв
Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»
О кризисе в экспертном сообществе, интересах ЕС и США в Казахстане, минусах и плюсах власти
Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан

Последние комментарии

Торегали Казиев
20 ноября 2017 / 12:31
Расформат СССР в 1991г. режиссер провел мягко, народы не передрались. В 2014г. два больших народа постСССР поссорили и они воюют друг против друга. Сейчас гибридно-инфовойна направлена на всех. Раздолбаи зарабатывают на раздрае деньги. Народы не должны поддаваться провокациям и беречь дружбу между собой!
Торегали Казиев
19 ноября 2017 / 12:37
В СССР науку и технологии двигали НИИ Академий наук. Страны постСССР Академии наук свели к частным клубам и остались без науки и технологий. В США наукой и технологиями командуют государство и ТНК, финансируя стратегические направления. Силикон.долины, Интернет, геноинженерии и др. - делаются из бюджетов Пентагона и ТНК.
Торегали Казиев
19 ноября 2017 / 12:07
Запад платит за результат труда, то есть за созданный продукт. В непродуктивных странах оклад, то есть зарплата выдается за проведенное на работе время. Потому в США много изобретателей-миллионеров и даже миллиардеров. В КНР изобретатель, создавший компанию Алибаба - миллиардер и его пример вдохновляет молодежь на инновации.
© 2012-2015. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане