«О немецком взгляде на ЕАЭС, политике Путине, телефонной дипломатии»

3 июня 2014 / 0:10
3871 2
Петер Линке
Востоковед, эксперт фонда Розы Люксембург

Интервью с востоковедом, экспертом фонда Розы Люксембург Петером Линке.

Как оценивают ЕАЭС в ФРГ?

Там мало дискуссий по этому поводу. Такая же ситуация и с ШОС, то есть с другими оригинальными объединениями. Про них просто умалчивают.  Это воспринимается как некие конкурентные проекты. Это может из-за страха или комплекса причин, из-за которых предпочитают просто закрыть глаза на такие вещи. Это мешает доминирующим дискуссиям.

Европейцы смотрят на мир как на мозайку – к примеру, есть западная или восточная Европа, что образует Европейский союз. Когда был министр обороны Рамсфельд, он ввел такое понятие – старая Европа, Новая Европа. Он обозначил проблему между этими двумя частями. В Европе не очень хотят это обсуждать. Мир рассыпается в умах наших теоретиков. Есть Европа, есть множество регионов – Черноморский регион, Каспийский регион, Кавказ и так далее – и непонятно, куда это все относится. То, что это как-то взаимосвязано, - на это не обращают внимание. Наглядный пример, как трактуют Центральную Азию. Обычно считают, что это бывшие советские республики Средней Азии и Казахстан. Трудно определить теоретикам – куда отнести Афганистан, Пакистан. Пока не привык никто рассматривать это как целостный регион. Стратегия ЕС в отношении Центральной Азии отрицает специфику взаимодействия Центральной Азии и России. Я не говорю, что это плохо или хорошо. Есть такие близкие отношения. Но надо понять, что Россия связывает с Центральной Азией.

Какие видите проблемы во взаимоотношениях Центральной Азии и России?

На мой взгляд, за последние годы недооценивают значение бывших советских республик. Это выражается в, к примеру, назначении российских послов на постсоветском пространстве, которые рассматривают такое назначение как ссылку.

Я окончил МГИМО. Раньше не было специалистов, которые разбирались в странах Центральной Азии. Сейчас, начиная с 90-х годов, к этому начали стремиться.

К примеру, в Центральной Азии есть много двуязычных специалистов, которые владеют русским и своим родным языком. Этих людей не так много. Со временем может оказаться, что их будет меньше. Но через именно этих людей выстраивается диалог с российскими экспертами, руководством. Это одна из тех проблем, которая может подняться скоро. Центральная Азия всегда будет близким регионом для России.

За последнее время было много «телефонной дипломатии» между руководством России ФРГ. Очевидно, это связано с Украиной и газом. Как оцениваете телефонную эту дипломатию? И с чем еще связаны эти звонки?

Больше ни с чем, наверное. Сближение как такого я не вижу. С уходом Шредера не наблюдается движений в двусторонних отношениях. Идет процесс взаимного отчуждения. Нынешний министр иностранных дел, который был еще при Шредере, предложил партнерство ради модернизации. Но это осталось только на бумаге. Его риторика разительно изменилась.

Не стоит преувеличивать эти телефонные разговоры. Я сейчас считаю, что российско-немецкие отношения переживают глубокий кризис. И как итог этих отношений – многие люди, которые занимались профессиональным изучением России, ушли в бизнес работать. Нет аналитики.

А как смотрят на политику Путина в Германии или политику Путина в Украине?

 Через призму антируссизма. К примеру, авторитетное издание «Шпигель» в негативных тонах подает информацию про Путина. События на Украине – это результат, по мнению, немецких СМИ, вмешательства России. Идут разговоры о том, что Россия вернулась в 19 век.

Как вы оцениваете «Евразийство»?

Евразийское мышление не  имеет ничего общего с советским прошлым. Эта идея появилась на периферии, целью которой было объединить противоборствующие тенденции. Сама идея возникла на Украине. Просто эту идею рассматривают как российский неоимпериализм.

Не надо этого бояться - смотреть на глобальные процессы с точки зрения периферии, а не с центра – Лондона, Москвы и т.д.

Я считаю, что периферийное положение – это преимущество. Потому что это дает возможность мотреть на вещи по-другому.

Какую роль Казахстану вы можете отнести в ЕАЭС?

Все идет по примеру ШОС. Если ничего не будет добавлено, тогда это закончится голым экономизмом. Раньше были такие разговоры, что ШОС – это экономическая структура, структура культурного партнерства или военного сотрудничества, но, по сути, осталось только экономическое сотрудничество. Нельзя говорить только об экономике, надо что-то еще, развивать культуру и дальнейшее сотрудничество.


Нравится

Другие портреты

КАСЫМБЕК ЖЕНИС МАХМУДУЛЫ
Министр по инвестициям и развитию Республики Казахстан
Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан
Оразали САБДЕН
учёный-экономист, лауреат Государственной премии РК, президент Союза учёных Казахстана. До недавнего времени возглавлял Институт экономики МОН РК.
«Две вещи мешают нам развиваться – коррупция и сплошной обман»
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане